vredina999 (vredina999) wrote,
vredina999
vredina999

Categories:

Стальная роза. Глава 6 - продолжение

По-прежнему фиг выложишь пост с планшета (из приложения), приходится выкручиваться

Вторая аудиенция, которой принцесса спустя неделю удостоила супругов Ли, была несколько менее официозной.
Если в первый раз Яна видела шаблонную китайскую властительницу, невозмутимую и недосягаемую, словно порог небес, то сейчас принцесса Тайпин выглядела почти что нормальной женщиной. Эдакой милой полноватой тётушкой сорока с чем-то лет, собравшейся поболтать с соседками о житейских мелочах. Ну и что, что в роли соседок были сплошь княгини, принцессы и любимые наложницы особ царской крови? Самые знатные дамы империи тоже любили посиделки. Правда, предпочитали болтать не о мужьях и детях, во что их одеть и чем накормить, а об искусстве. Да, да. Принцесса Тайпин была хозяйкой самого настоящего светского салона, где зачитывались новые стихотворения, где любовались образцами каллиграфии "кайшу", где демонстрировались миниатюры художников ...и родовитых художниц. Разумеется, здесь и музицировали. А иногда устраивали приёмы в честь знатных иностранок, чаще всего жён послов... Тогда Яна ещё не знала, что принцесса всегда старается чем-то удивить гостей, предъявить на каждой посиделке некую изюминку. То заморскую диковинку вроде персидской статуи коня, то драгоценнейший ковёр, то индийских танцовщиц, а однажды, говорят, шокировала общество, предъявив совершенно чёрного человека из свиты какого-то знатного араба. Пришелице с далёкого запада предстояло стать такой же диковинкой для знатных гостей.
Впрочем, супруги в грязь лицом не ударили. На официальной церемонии, предварвшей дамскую посиделку, они преподнесли принцессе подарок - кованую хризантему. Яна чуть не рехнулась, пока делала это маленькое чудо. Справедливости ради стоит сказать, что ковала она этот цветок для рекламы нового направления в искусстве, а не для подарка. Но хризантема пришлась очень кстати.
- Какая прелесть, - принцесса хотела было достать цветок из ларчика, но передумала. Побоялась сломать. - Почтенный мастер Ли, это чудесно. Вы сумели передать в металле полное ощущение жизни.
- Благодарю, великая госпожа, - поклонился Юншань. - Но я не заслужил вашей похвалы. Такие цветы делает моя супруга. Это искусство передавалось в её роду четыреста лет.
- Вот как? - её высочество не без удивления взглянула на застывшую, словно изваяние, женщину. - Но я слышала, что народы дальнего запада, за небольшим исключением, столь высокого искусства не ведают. Мне как-то показали несколько вещей западной работы. Они грубы и примитивны. А здесь... Я боюсь прикоснуться к этому цветку, чтобы не нарушить его совершенства.
- Великая госпожа, моя жена больше трёх месяцев работала над ним. Смело берите его в руки, он не рассыплется.
Ярко подкрашенные губы принцессы сложились в лёгкую улыбку. Аккуратно вынув металлический цветок из ларца, она продемонстрировала его собравшимся дамам.
- Не буду скрывать, мне понравился ваш подарок, - сказала принцесса, осторожно передавая хризантему своей соседке. - Также не буду неискренней, если предположу, что моим дамам тоже захочется иметь такие украшения для дома. Ведь это действительно высокое искусство.
Дамы, молча или под тихий шёпот передававшие друг дружке стальной цветок, брали его сквозь спущенные рукава, дабы случайно не повредить вещь, принадлежащую принцессе. Одна из них, изящно поклонившись её высочеству, выразила полное согласие с её мнением. Разумеется, дамы восхищены и готовы приобрести вещь, подобную той, что вызвала удовольствие дочери императрицы. Юншань привычно скрыл довольную усмешку: за модные вещички знатные особы щедро платят, а жена прихватила с собой, кроме этой хризантемы, ещё несколько мелких поделок. Видимо, затраты на дорогу, притом в обе стороны, могут окупиться уже в ближайшие несколько дней.
- А теперь, - принцесса милостиво улыбнулась ему, - я вынуждена извиниться перед вами, почтенный мастер Ли. Правила наших собраний заведены давно, и они неизменны. Сейчас мужчины должны покинуть нас. Мы же останемся в чисто женском обществе, чтобы выпить лёгкого вина, украсить себя цветами, слушать музыку, веселиться ...и сплетничать о мужьях.
Дамы, прикрываясь рукавами, захихикали, а Яну ни с того, ни с сего бросило в жар. На девичник у принцессы она не рассчитывала. Хотя на ней было подаренное мужем праздничное светло-голубое платье, наёмная служанка оказалась большой мастерицей сооружать модные причёски, а украшения были подобраны в одном стиле, она сразу почувствовала себя не в своей тарелке. Конечно, в той, прошлой жизни она бывала приглашена на сабантуи в дома больших шишек, которым случалось устанавливать охранные системы, но тем шишкам до аристократов империи Тан - в смысле утончённости и приверженности целому сонму неписанных правил - было как до Луны пешком. Современники Яны в большинстве своём много о себе мнили, но мало что из себя представляли. А принцесса была наследницей трёх императоров и императрицы, не говоря уже о том, что на Нефритовом троне успели посидеть и её старшие братцы. Когда аристократизм в прямом смысле этого слова прививается с пелёнок, это чувствуется. Яна отчаянно боялась нарушить какие-нибудь неписаные правила и прослыть дурой. Такая слава ни к чему ни ей, ни Юншаню.
Для посиделок принцесса отвела большую залу, украшенную произведениями искусства ханьских и чужеземных мастеров. К удивлению, среди ханьских и корейских картин на шёлке Яна обнаружила на одной из стен тканый гобелен явно франкской или саксонской работы. На нём была с умилительным детским примитивизмом средневековых миниатюр изображена какая-то батальная сцена. Честно сказать, Яна даже не знала, распространено ли сейчас, в начале восьмого века от Рождества Христова, это искусство в Европе. Ну, раз гобелен висит в гостиной у танской принцессы, наверное, худо-бедно распространено. До фарфоровых ваз династии Мин тут по понятным причинам ещё не дошло, но в зале у кресла принцессы на постаментах стояли древние бронзовые трёхногие сосуды с длинными носиками. Что древние, это было понятно по пятнам прозелени на потемневших стенках. Похожие сосуды, но маленькие и ярко начищенные, стояли на низких столиках, приготовленных для гостей её высочества.
Молчаливые служанки принялись с поклонами провожать дам на отведенные для них места. И тут Яна подивилась предусмотрительности хозяйки салона: у столика, предназначенного для живой "диковинки с запада", лежала плоская персидская подушка. Принцесса учла даже такую мелочь, как физическую неспособность гостьи долго сидеть на пятках. А способность учитывать малейшие мелочи - свойство дипломата... Значит, правду говорят, что связями с заграницей ведает именно принцесса Тайпин, а не соответствующий чиновник при её матушке? Или это всего лишь досужие сплетни?
Тем не менее, Яна отметила, что подушек в зале было две. На одну усадили её. Для кого же предназначена вторая, если посиделка чисто женская? Может, переменчивым ветром судеб сюда занесло знатную византийку или персиянку? А может, какой-то североиндийский раджа ищет союза с империей Тан, и приехал в Чаньань с семьёй? А может, в гости приглашена принцесса новообразованного царства Бохай, с которым договор предписывает поддерживать дипломатические отношения? Хотя нет, бохайская принцесса наверняка в подушке для сидения не нуждается... Тогда кто?
Принцесса вошла в залу последней, неся в руках ларчик с подарком супругов Ли. Гостьи учтиво поклонились хозяйке. А та, поставив ларец на принесенный служанками столик, неспешно и очень величаво воссела в своё кресло, украшенное резными драконами.
- Сегодня у нас будет вечер философии, - дружелюбным тоном объявила она. - Я неточно выразилась. У нас будет вечер сравнения различных философий, и потому я пригласила двух гостий. Одна из них, госпожа Ли Янь Байхуа, уже здесь. Вторую я ожидаю с минуты на минуту, почтенная госпожа известила меня, что обязательно прибудет... Не стесняйтесь задавать вопросы, дамы, будьте проще. Это не официальный приём, и наших мужей здесь нет.
По рядам женщин снова прокатилась волна хихиканья, но и в самом деле обстановка сделалась немного более неформальной.
- Почтенная госпожа Ли Янь выглядит весьма необычно, - певучим голоском проговорила одна из дам. - Мы все видели светлоглазых, белых тюрок и светлых персов, но почтенная госпожа превосходит белизной кожи их всех. Можем ли мы узнать, откуда почтенная госпожа родом?
- Мой народ живёт западнее и севернее Хазарского каганата, почтенная госпожа, - с учтивым поклоном - даром, что ли, брала уроки хороших манер у старухи Чжан? - ответила Яна.
- Ах, так вы родом из варварской западной страны? - пискнула вторая, совсем ещё девчонка, но с причёской замужней дамы.
Женщины захихикали. А Яна, зная, что должна смеяться над собой громче всех, чтобы не попасть в неловкое положение, весело улыбнулась:
- На западе много стран, почтенная госпожа. Которую из них вы изволили упомянуть?
Смех сделался громче, а юная фрейлина покраснела от смущения и прикрыла лицо рукавом. Видимо, это её первая ассамблея, не привыкла ещё к словесным пикировкам. Зато Яна в похожем искусстве, вовсю практиковавшемся в бизнес-сообществе, собаку съела. Вот сейчас страх отпустил её. Главное - не выходить за рамки приличий, обозначенные принцессой, и стараться держаться с дамами уважительно. Тогда её примут в ближний круг. И мужу карьера будет обеспечена: уж что-что, а благоволение принцессы в Чаньани много значит.
Впервые за несколько лет перед Яной замаячила реальная перспектива карьерного роста. И она вцепилась в эту возможность обеими руками, мёртвой хваткой бизнес-леди.

Они едут сюда. Оба.
Купеческий обоз, уже второй за месяц, прибывший в Бейши по дороге из Тайюаня, привёз и почту. И сейчас Юншань держал в руках два похожих листка желтоватой рисовой бумаги. Ещё бы им не быть похожими - наверняка куплены в одной лавке.
Интересно было бы узнать, кто расстарался, чтобы и сын, и дочь одновременно пустились в путь? Вряд ли они сговаривались. Если Сяолан, как почтительная супруга, подчиняется воле мужа и свёкра, то что потянуло в дорогу Ванди? Он-то полностью в воле начальства. Неужели уже прошёл обучение и получил службу? Если так, то есть чем гордиться. Хорошего сына воспитал. Вон, после ханьских знаков начертал что-то на родном языке. Ничего, не в первый раз, жена переведёт.
Но каково совпадение, а? В прошлом году одновременно покинули дом, теперь одновременно возвращаются. Хотя, они и раньше вели себя так, будто от одного отца и одной матери рождены, даже не сговариваясь. Истинные брат и сестра.
Вечереет. Пора домой, показать семье письма. Жена обрадуется, конечно. Ради такого случая можно пропустить обычную посиделку в харчевне с мастерами. Разумеется, дочь будет жить в доме мужа, а сын - если ему предписано нести службу в Бейши - в казарме, но неужели они не навестят родительский дом? Навестят, конечно. Они хорошие, почтительные дети. Значит, нужно достойно подготовиться к встрече.
Что-то ещё вызывало беспокойство. Смутное, неясное, но неприятное. Что-то связанное с дорогой... Увы. Сегодня было много работы, Юншань очень устал. Болела голова, мысли ворочались в ней тяжело, словно круглые камни в стиральной бочке, которую обустроила жена. Да и возраст... Сорок лет уже, не юноша. Виски седеть начали.
При мысли о жене Юншань тонко и несыто усмехнулся. Уставать-то он в кузнице уставал, но по вечерам, отправив детей спать, они с супругой по-прежнему уединялись в своей комнате к обоюдному удовольствию. Он совсем перестал понимать своих подчинённых, мастеров, которые нечасто, но хвастались, как пользовали молоденьких служанок. Не так уж много было служанок у кузнецов. Сам-то он, как похоронил первую жену, недолго думая купил смазливую работящую девчонку. Потом, когда получил предписание ехать с семьёй в Бейши, продал дом вместе с подневольной прислугой, взяв с собой только старую Гу Инь с сыном. В дороге, само собой, пришлось поскучать в надежде прикупить на месте пленную степнячку. Но с той памятной встречи на дороге для него существовала только одна женщина. Женщина с запахом жасмина.
Однажды он в шутку спросил у жены, что ей в нём нравится больше всего. И получил ответ, по сей день греющий душу: "От тебя пахнет огнём и железом, любимый".
Огнём и железом... Даже если бы он сомневался в искренности жены насчёт её происхождения из рода кузнецов, этот ответ развеял бы все сомнения. Женщина старается - если у неё есть такая возможность - выбирать мужа, подобного её отцу. У Янь такая возможность была.
Почему-то снова вспомнился Ванди, но не крепким юношей, каким он был год назад, а одиннадцатилетним сорванцом. Незадолго до рождения Юэмэй он как-то улучил минутку и подошёл к нему с благодарным поклоном. "Спасибо тебе... отец". "За что?" - спросил тогда он. "Мама давно так часто не улыбалась", - ответил приёмыш. "Это не только моя, это и твоя заслуга, сынок..." Искренний, умный и удивительно честный мальчик. Почтительный сын. Ляншань старается быть похожим на старшего брата, это хорошо. Плохо, что старший променял наковальню на меч, но... Как сказала жена, узнав о решении Ванди уйти в армию: "Первый в нашем роду встал к наковальне, хотя сотни лет его предки пахали землю. Может быть, снова пришло время перемен, и от нашего сына пойдёт род воинов?" Любой ханьский мужчина на месте Юншаня посетовал бы на молодёжь, отбившуюся от рук и не чтящую заветы предков, но, помнится, он сам в возрасте Ванди пустился на поиски приключений, уйдя добровольцем в армию. Приключения-то он нашёл, это верно. До сих пор хромает. Но попытка была, и отменить этого не получится. Нечего попрекать молодца, если сам хорош.
Быть может, сыну удастся то, чего не удалось отцу?..
Ещё не перешагнув порог, Юншань уже знал, что его ждёт. Жена и малышня встретят его положенным по обычаю ханьским поклоном, а потом все разом повиснут у него на шее. Дочка будет тарахтеть о своих детских делишках, близнецы будут радостно пищать, а Янь... Они давно научились обходиться без слов. Достаточно будет взглядов.
Если семь лет спустя после свадьбы они остались друг для друга единственными, это дорогого стоит.

- Что высматриваешь? Бейши ещё далеко. Даже такому дылде, как ты, и даже с лошади, и то не разглядеть.
Юморок у десятника был типично армейский, в стиле "копать от меня до следующего дуба", но солдаты - существа простые. Чтобы поржать, вполне хватит и этого. Они и ржут. Только Чжан Бин не смеётся.
- Не теряю надежды, господин десятник, - лучший способ не стать вечной мишенью для насмешек - шутить над собой самому. - Родители говорят, я ещё расту.
- Смотри, не перестарайся, - десятник Ли сегодня был в благодушном настроении и дозволил словесные пикировки во время марша. Всё же веселее в пути, чем всю дорогу молчать, как рыба. - На тебя и так доспехи еле подобрали, а если ещё вытянешься, придётся делать особый заказ.

Снова ржут. Народ тут неприхотливый, что и говорить. И довольно своеобразно понимающий ханьские законы. Если учесть, что в их десятке всего двое ханьцев, это неудивительно. Сам десятник из тюрок-шато, давно живущих в империи. Чжан Бин и Лю Сяоху ханьцы, остальные либо кидани, либо уйгуры. В других десятках и северяне из мелких полудиких племён имеются, а недавно приняли на службу двух согдийцев и кипчака. Учитывая его самого, выходца из Европы, получается сплошной интернационал. Как и положено нормальной, ещё не загнившей империи... Да, десятник иногда позволял подчинённым некоторые вольности, но лишь в аптекарской дозе, дабы служивые считали его своим "батей", а дисциплина в итоге только укреплялась. Но никогда он не переступал черту, за которой начинались расхлябанность и панибратство. Впрочем, солдаты "батю" за то и ценили. Другим так с командиром не повезло, тем по три шкуры спускают.
Tags: писательство, фантастика
Subscribe

  • Параллели

    елена харьковская: "думаю, не мне одной показалось, что дедушка джо смахивает на другого дедушку – дорогого леонида ильича. дело не в…

  • Пишу с того света... если верить некоторым :)))

    Ребята, рекламу импорту так не делают, вы непрофессионалы :) Кстати, британский министр здравоохранения заразился ковидлой, но похвастался, что был…

  • Вторая часть мерлезонского балета :)

    Точнее, вторая прививка. Сегодня по факту та же реакция, что и в прошлый раз, только смазанная. А в остальном норм. Жара, ветра нет, душно. Вот…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments