Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Васька, Кот

Свет погасшей звезды


- Спасибо тебе.
- За что?
- За то, что ты есть...

Не раз, не два, и даже не десять раз у нас с Толиком происходил такой диалог. Я благодарила его за то, что он есть. А он неподдельно смущался и говорил: мол, зачем я тебе такой нужен - инвалид, старше тебя на семнадцать лет... Но мне не нужен был другой.

Теперь - благодарю его за то, что он был...

Одиннадцать лет счастья 999-й пробы. Такое не проходит бесследно.

Ещё - Толик часто повторял, что мы с ним как двойная звезда, вокруг которой крутятся две маленькие хвостатые кометки. Теперь одна из двух звёзд угасла.

Но свет даже от угасших звёзд ещё миллионы и миллиарды лет несётся сквозь пространство. Так раньше шли обычные письма в конвертах. Человека уже не было, а весточки от него ещё шли, шли, и грели сердца близких.

Толик оставил после себя богатейшее наследство. Его книги, его литературные обзоры, его дискуссии на форумах, его колоссальная работа по дайджестам о политике и экономике - это всё осталось. А последнее в его ЖЖшном блоге arcver продолжу я, так как мы в 99% случаев приходили к одинаковым выводам.

Да, у нас с ним было редчайшее совпадение по всем параметрам. Почти идеальное. За одиннадцать лет мы с ним поссорились буквально раза два. После чего быстро мирились, и продолжалась жизнь. Самая обычная счастливая жизнь, какая даётся судьбой далеко не каждой паре.

Мы обустроились в Тульской области, на родине его мамы. Здесь жильё очень недорогое, и мы смогли заработать денег, чтобы, продав моё золото (оставила на память два колечка и мамины серьги 61го года выпуска), сложить деньги в кучку и купить двухкомнатную квартирку. Всё равно я золото не ношу, лежало мёртвым грузом... За прошедший год мы накопили на несложный ремонт. И закончили его буквально полтора месяца назад. Ещё и деньги остались. Думали, на что потратить...

Словом, никто и предположить не мог, что эти деньги пригодятся вот так...

Одиннадцать лет вся моя жизнь крутилась вокруг Толика и наших кошек. Сколько я набегалась по инстанциям, чтобы мы с ним получили российское гражданство - это можно писать отдельный опус. Сколько я потом бегала в пенсионный и прочие учреждения, чтобы сделать жизнь Толика как можно более комфортной. Выбила из ЖКХ перила на первый пролёт лестницы (там их не было почему-то), чтобы ему удобнее было спускаться и подниматься. Купила тот ковролин и тот линолеум для ремонта пола, по которым ему было удобно ходить... О побеге из Харькова вообще молчу. Хотя... Только вместе мы и могли выбраться, несмотря ни на что. Теперь я знаю это точно.

Он был смыслом моей жизни? Нет: он был ею самой. Моей жизнью.

Точно так же и он жил ради меня. Я была его миром, его любовью и радостью.

С этим он и ушёл. А я осталась - хранить память о нём. Об удивительно светлом человеке, которого я не просто так называла "моё солнышко". От него исходило такое душевное тепло, что это чувствовалось даже в его работах.

Толик говорил мне, что долго работал над собой. Лет до сорока, а то и позже. Давил жалость к себе, которую, как он уверял, испытывают почти все инвалиды с детства. У меня даже мысль возникала: а не дал ли ему бог такое увечье с рождения (ДЦП), чтобы он, избежав страшной судьбы отца и брата, сделался такой вот звездой? Скольком читателям он указал путь к хорошим книгам. Скольким молодым авторам дал путёвку в издательство. Скольким людям помог определиться своими экономическими и политическими дайджестами... Мне он вернул уверенность в себе и чувство собственного достоинства. Подарил любовь и уважение. Старался хотя бы посуду помыть, чтобы хоть немного разгрузить меня от домашней работы...

Закатилось моё солнышко... Навсегда.

Есть родня, есть друзья, есть кошечки. Но никто и никогда не сможет заменить мне Толика. Нет и не будет второго такого на свете.

Земля тебе пухом, мой любимый. Мир душе. В отличие от булгаковского Мастера, ты заслужил Свет.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
Васька, Кот

Сквозняки из окон Овертона-2

В продолжение этой статьи.

Что из себя представляет т.н. окно Овертона, знают многие. Для тех, кто не знает или представляет себе это очень смутно, коротко поясню. Это процесс, если так можно сказать, "легализации" какого-либо понятия или явления, ранее неприемлемого. Так называемый принцип "варёной лягушки". Если лягушку бросить в горячую воду, она мгновенно выскочит. Если же её посадить в холодную воду, и постепенно нагревать, бедная животинка и не заметит, как сварится. Точно так же реагируют и человеческие сообщества, и отдельные люди. Если бы консервативному европейскому обществу конца 80х на голову сразу вывалили весь тот "мультикультурализм" в ядрёной смести с "толерантностью", остро приправленные "борьбой с глобальным потеплением", какой на Европу сыплется сейчас, произошло бы мгновенное отторжение, и наверняка пошла бы мощная обратная реакция. Но лягушку варили тридцать лет. И теперь мы имеем то, что имеем: европейское общество в массе совершенно расслаблено и не способно к какому-либо сопротивлению. Ещё как-то трепыхаются немецкий бизнес и некоторые страны Восточной Европы. За исключением трибалтийских вымиратов и Польши, которая, чтобы нагадить России под дверь, готова дьяволу душу продать (и есть у меня пока ещё шуточное предположение, что упомянутая сделка имела место веке эдак в 17м :) ). Но прочая Европа – это печальное зрелище превращения некогда великолепных древних столиц в восточные базары.
И вот это всё сделала технология под названием «окно Овертона».
Человеческая психика не замечает небольших изменений в течение длительного времени. В этом кроется успех окон Овертона (и в этом же причина того, что с 2000го россияне «по субъективным ощущениям» живут из года в год всё хуже и хуже, а мест на парковках и во дворах всё меньше и меньше :) ) Если бы изменения происходили как-то вдруг, вот тогда бы их точно заметили и оценили. Но вдруг только сосульки с крыш падают, и то не факт, а экономика – такая странная штука, которая может резко меняться только в худшую сторону. Массовый обыватель этого не понимает, сравнивать статистику за прошедшие годы ему скучно. И если он проснулся, а с утра пораньше квартира не завалена по потолок денежными знаками, то всё, живём хуже, чем раньше. То же самое происходит и в политике. Резкие изменения будут замечены сразу же, и пойдёт реакция. Но если годами, капля за каплей, лить ядик в патоку ежедневных новостных сообщений, то в «час икс», когда медийные орудия расчехлят и ударят залпами по намеченной цели, никому и в голову не придёт, что их обманывают.
Но если кого-то обманывают, значит, это кому-то и зачем-то нужно. Мало кто обманывает просто так, из любви к искусству :) А уж в политике вообще ничего не происходит без какой-либо внятной цели. Просто нам с вами не всегда известны ключевые данные, позволяющие более-менее точно определить эту цель на ранних этапах. Но уж когда пресловутое окно Овертона приближается к своей конечной стадии (или ещё не конечной, а Песец близко), маски зачастую отбрасываются. И тогда цель операции становится очевидна многим.
Вот скажите, пожалуйста, за каким чёртом пересматривать итоги Второй мировой через 75 лет после её окончания? Раньше почему-то нельзя было? А почему?.. Вопрос, конечно, интересный, но сейчас рассматривается, зачем именно их пересматривают. Почему, спустя столько времени, начинают сперва уравнивать Германию образца 1933-1945гг. и СССР, а затем прямо обвиняют СССР в развязывании Второй мировой, скромно умалчивая и о роли Германии в этом процессе, и о поведении Польши, и о том, что до пакта Молотова-Риббентропа с Германией заключили договора все ведущие европейские державы. Спрашивается, опять же – зачем нести заведомую чушь? Могу в качестве гипотезы предположить, что это делают идейные последователи нацизма, столько лет вынужденные маскироваться под всяких там либералов и демократов. Также в качестве гипотезы можно заявить, что нацизм суть продукт европейский, патентованный, он плоть от плоти западной цивилизации и составляет её основу.
Я, конечно, не бог весть какой аналитег, но не думаю, что слишком сильно погрешила против истины. И если верно, что нацизм составляет глубинную сущность Европы («малой», коренной то есть, и «большой» - западной цивилизации вообще), то тогда понятно, почему они старательно мажут грязью победителей нацизма. Следующей стадией будет тщательное отбеливание «бедного австрийского художника», которого злобные орды большевиков довели до самоубийства. Ничего удивительного, он ведь для них свой, родимый. И. когда этот мир покинуло подавляющее большинство свидетелей реальных художеств австрийского художника, пришло время «отмазать своего пацана». Ну, и заодно поиметь шанс поправить своё материальное положение за счёт возможного разграбления победителей нацизма. Жертва нападения всегда вызывает сочувствие, такова психология человека. А значит, отмазывая своего, нужно представить его обидчика исчадием ада. Чтобы потом, когда придёт тот самый час «икс», у жертвы не нашлось ни одного союзника.
Двух зайцев одним выстрелом. Не так ли?
Только забывают современные крикуны – в 90% случаев поляки, трибалты или политические украинцы – что нацизм идеология элитарная, и с точки зрения «хозяев денег» они тоже унтерменши и подлежат выбраковке. Не сейчас. Либо когда справятся со своей задачей (то есть забодают Россию – что, кстати, уже смешно), либо когда станет окончательно ясно, что задачу они выполнить не могут, и потребуется «расчистка поля» для выяснения отношений с той же Россией. Но – при любом раскладе, кроме одного: если в последний момент перебегут к России, как не раз уже бывало в истории. Правда, для этого нужно иметь хотя бы пару извилин и толику мужества, а эти ресурсы в лимитрофных элитах не встречаются за ненадобностью. Глупы, жадны и трусливы, и держатся у власти только за счёт внешней поддержки. И в силу своей глупости говорят вслух то, о чём даже их хозяева пока предпочитают помалкивать.
Но их болтовня подсвечивает истинные цели хозяев, и я думаю, именно с этим связано решение Москвы открыть архивы. Надо бы раньше, конечно, но лучше поздно, чем никогда. А документов в архивах много… Неудивительно, что поднялся вселенский визг: на свет божий появится столько неудобной правды, что кое-кому трудновато будет изображать из себя бедненькую жертву «двух одинаково кровавых хищников». Да и репутация западных держав тоже, как бы помягче выразиться, слегка подмокнет.
Лучше поздно, чем никогда. Но зато никто не уйдёт обиженным (с).
Наше прошлое – это, если так можно выразиться, ядро нашей операционной системы, хотим мы того, или нет. Если даже винду начать переписывать кривыми руками, компьютер в лучшем случае начнёт глючить и виснуть. А если сделать это с «программным кодом» человечества?.. Вот именно. И, да, без прошлого нет будущего, права была радистка Кэт.
Васька, Кот

"Вот так начнёшь изучать фамильные портреты..." :)))

Не уверена, что изображённая на этом фаюмском портрете девушка-подросток состоит со мной в каком-то родстве - хотя, кто знает - но сходство со мной (в возрасте 14-15 лет) поразительное. Я реально испугалась, когда увидела.



А пока продолжаю работать над текстом "Тени императора" и внимательно следить за событиями.

котокомп

Стальная роза. Глава 6 - продолжение

По-прежнему фиг выложишь пост с планшета (из приложения), приходится выкручиваться

Вторая аудиенция, которой принцесса спустя неделю удостоила супругов Ли, была несколько менее официозной.
Если в первый раз Яна видела шаблонную китайскую властительницу, невозмутимую и недосягаемую, словно порог небес, то сейчас принцесса Тайпин выглядела почти что нормальной женщиной. Эдакой милой полноватой тётушкой сорока с чем-то лет, собравшейся поболтать с соседками о житейских мелочах. Ну и что, что в роли соседок были сплошь княгини, принцессы и любимые наложницы особ царской крови? Самые знатные дамы империи тоже любили посиделки. Правда, предпочитали болтать не о мужьях и детях, во что их одеть и чем накормить, а об искусстве. Да, да. Принцесса Тайпин была хозяйкой самого настоящего светского салона, где зачитывались новые стихотворения, где любовались образцами каллиграфии "кайшу", где демонстрировались миниатюры художников ...и родовитых художниц. Разумеется, здесь и музицировали. А иногда устраивали приёмы в честь знатных иностранок, чаще всего жён послов... Тогда Яна ещё не знала, что принцесса всегда старается чем-то удивить гостей, предъявить на каждой посиделке некую изюминку. То заморскую диковинку вроде персидской статуи коня, то драгоценнейший ковёр, то индийских танцовщиц, а однажды, говорят, шокировала общество, предъявив совершенно чёрного человека из свиты какого-то знатного араба. Пришелице с далёкого запада предстояло стать такой же диковинкой для знатных гостей.
Впрочем, супруги в грязь лицом не ударили. На официальной церемонии, предварвшей дамскую посиделку, они преподнесли принцессе подарок - кованую хризантему. Яна чуть не рехнулась, пока делала это маленькое чудо. Справедливости ради стоит сказать, что ковала она этот цветок для рекламы нового направления в искусстве, а не для подарка. Но хризантема пришлась очень кстати.
- Какая прелесть, - принцесса хотела было достать цветок из ларчика, но передумала. Побоялась сломать. - Почтенный мастер Ли, это чудесно. Вы сумели передать в металле полное ощущение жизни.
- Благодарю, великая госпожа, - поклонился Юншань. - Но я не заслужил вашей похвалы. Такие цветы делает моя супруга. Это искусство передавалось в её роду четыреста лет.
- Вот как? - её высочество не без удивления взглянула на застывшую, словно изваяние, женщину. - Но я слышала, что народы дальнего запада, за небольшим исключением, столь высокого искусства не ведают. Мне как-то показали несколько вещей западной работы. Они грубы и примитивны. А здесь... Я боюсь прикоснуться к этому цветку, чтобы не нарушить его совершенства.
- Великая госпожа, моя жена больше трёх месяцев работала над ним. Смело берите его в руки, он не рассыплется.
Ярко подкрашенные губы принцессы сложились в лёгкую улыбку. Аккуратно вынув металлический цветок из ларца, она продемонстрировала его собравшимся дамам.
- Не буду скрывать, мне понравился ваш подарок, - сказала принцесса, осторожно передавая хризантему своей соседке. - Также не буду неискренней, если предположу, что моим дамам тоже захочется иметь такие украшения для дома. Ведь это действительно высокое искусство.
Дамы, молча или под тихий шёпот передававшие друг дружке стальной цветок, брали его сквозь спущенные рукава, дабы случайно не повредить вещь, принадлежащую принцессе. Одна из них, изящно поклонившись её высочеству, выразила полное согласие с её мнением. Разумеется, дамы восхищены и готовы приобрести вещь, подобную той, что вызвала удовольствие дочери императрицы. Юншань привычно скрыл довольную усмешку: за модные вещички знатные особы щедро платят, а жена прихватила с собой, кроме этой хризантемы, ещё несколько мелких поделок. Видимо, затраты на дорогу, притом в обе стороны, могут окупиться уже в ближайшие несколько дней.
- А теперь, - принцесса милостиво улыбнулась ему, - я вынуждена извиниться перед вами, почтенный мастер Ли. Правила наших собраний заведены давно, и они неизменны. Сейчас мужчины должны покинуть нас. Мы же останемся в чисто женском обществе, чтобы выпить лёгкого вина, украсить себя цветами, слушать музыку, веселиться ...и сплетничать о мужьях.
Дамы, прикрываясь рукавами, захихикали, а Яну ни с того, ни с сего бросило в жар. На девичник у принцессы она не рассчитывала. Хотя на ней было подаренное мужем праздничное светло-голубое платье, наёмная служанка оказалась большой мастерицей сооружать модные причёски, а украшения были подобраны в одном стиле, она сразу почувствовала себя не в своей тарелке. Конечно, в той, прошлой жизни она бывала приглашена на сабантуи в дома больших шишек, которым случалось устанавливать охранные системы, но тем шишкам до аристократов империи Тан - в смысле утончённости и приверженности целому сонму неписанных правил - было как до Луны пешком. Современники Яны в большинстве своём много о себе мнили, но мало что из себя представляли. А принцесса была наследницей трёх императоров и императрицы, не говоря уже о том, что на Нефритовом троне успели посидеть и её старшие братцы. Когда аристократизм в прямом смысле этого слова прививается с пелёнок, это чувствуется. Яна отчаянно боялась нарушить какие-нибудь неписаные правила и прослыть дурой. Такая слава ни к чему ни ей, ни Юншаню.
Для посиделок принцесса отвела большую залу, украшенную произведениями искусства ханьских и чужеземных мастеров. К удивлению, среди ханьских и корейских картин на шёлке Яна обнаружила на одной из стен тканый гобелен явно франкской или саксонской работы. На нём была с умилительным детским примитивизмом средневековых миниатюр изображена какая-то батальная сцена. Честно сказать, Яна даже не знала, распространено ли сейчас, в начале восьмого века от Рождества Христова, это искусство в Европе. Ну, раз гобелен висит в гостиной у танской принцессы, наверное, худо-бедно распространено. До фарфоровых ваз династии Мин тут по понятным причинам ещё не дошло, но в зале у кресла принцессы на постаментах стояли древние бронзовые трёхногие сосуды с длинными носиками. Что древние, это было понятно по пятнам прозелени на потемневших стенках. Похожие сосуды, но маленькие и ярко начищенные, стояли на низких столиках, приготовленных для гостей её высочества.
Молчаливые служанки принялись с поклонами провожать дам на отведенные для них места. И тут Яна подивилась предусмотрительности хозяйки салона: у столика, предназначенного для живой "диковинки с запада", лежала плоская персидская подушка. Принцесса учла даже такую мелочь, как физическую неспособность гостьи долго сидеть на пятках. А способность учитывать малейшие мелочи - свойство дипломата... Значит, правду говорят, что связями с заграницей ведает именно принцесса Тайпин, а не соответствующий чиновник при её матушке? Или это всего лишь досужие сплетни?
Тем не менее, Яна отметила, что подушек в зале было две. На одну усадили её. Для кого же предназначена вторая, если посиделка чисто женская? Может, переменчивым ветром судеб сюда занесло знатную византийку или персиянку? А может, какой-то североиндийский раджа ищет союза с империей Тан, и приехал в Чаньань с семьёй? А может, в гости приглашена принцесса новообразованного царства Бохай, с которым договор предписывает поддерживать дипломатические отношения? Хотя нет, бохайская принцесса наверняка в подушке для сидения не нуждается... Тогда кто?
Принцесса вошла в залу последней, неся в руках ларчик с подарком супругов Ли. Гостьи учтиво поклонились хозяйке. А та, поставив ларец на принесенный служанками столик, неспешно и очень величаво воссела в своё кресло, украшенное резными драконами.
- Сегодня у нас будет вечер философии, - дружелюбным тоном объявила она. - Я неточно выразилась. У нас будет вечер сравнения различных философий, и потому я пригласила двух гостий. Одна из них, госпожа Ли Янь Байхуа, уже здесь. Вторую я ожидаю с минуты на минуту, почтенная госпожа известила меня, что обязательно прибудет... Не стесняйтесь задавать вопросы, дамы, будьте проще. Это не официальный приём, и наших мужей здесь нет.
По рядам женщин снова прокатилась волна хихиканья, но и в самом деле обстановка сделалась немного более неформальной.
- Почтенная госпожа Ли Янь выглядит весьма необычно, - певучим голоском проговорила одна из дам. - Мы все видели светлоглазых, белых тюрок и светлых персов, но почтенная госпожа превосходит белизной кожи их всех. Можем ли мы узнать, откуда почтенная госпожа родом?
- Мой народ живёт западнее и севернее Хазарского каганата, почтенная госпожа, - с учтивым поклоном - даром, что ли, брала уроки хороших манер у старухи Чжан? - ответила Яна.
- Ах, так вы родом из варварской западной страны? - пискнула вторая, совсем ещё девчонка, но с причёской замужней дамы.
Женщины захихикали. А Яна, зная, что должна смеяться над собой громче всех, чтобы не попасть в неловкое положение, весело улыбнулась:
- На западе много стран, почтенная госпожа. Которую из них вы изволили упомянуть?
Смех сделался громче, а юная фрейлина покраснела от смущения и прикрыла лицо рукавом. Видимо, это её первая ассамблея, не привыкла ещё к словесным пикировкам. Зато Яна в похожем искусстве, вовсю практиковавшемся в бизнес-сообществе, собаку съела. Вот сейчас страх отпустил её. Главное - не выходить за рамки приличий, обозначенные принцессой, и стараться держаться с дамами уважительно. Тогда её примут в ближний круг. И мужу карьера будет обеспечена: уж что-что, а благоволение принцессы в Чаньани много значит.
Впервые за несколько лет перед Яной замаячила реальная перспектива карьерного роста. И она вцепилась в эту возможность обеими руками, мёртвой хваткой бизнес-леди.

Они едут сюда. Оба.
Купеческий обоз, уже второй за месяц, прибывший в Бейши по дороге из Тайюаня, привёз и почту. И сейчас Юншань держал в руках два похожих листка желтоватой рисовой бумаги. Ещё бы им не быть похожими - наверняка куплены в одной лавке.
Интересно было бы узнать, кто расстарался, чтобы и сын, и дочь одновременно пустились в путь? Вряд ли они сговаривались. Если Сяолан, как почтительная супруга, подчиняется воле мужа и свёкра, то что потянуло в дорогу Ванди? Он-то полностью в воле начальства. Неужели уже прошёл обучение и получил службу? Если так, то есть чем гордиться. Хорошего сына воспитал. Вон, после ханьских знаков начертал что-то на родном языке. Ничего, не в первый раз, жена переведёт.
Но каково совпадение, а? В прошлом году одновременно покинули дом, теперь одновременно возвращаются. Хотя, они и раньше вели себя так, будто от одного отца и одной матери рождены, даже не сговариваясь. Истинные брат и сестра.
Вечереет. Пора домой, показать семье письма. Жена обрадуется, конечно. Ради такого случая можно пропустить обычную посиделку в харчевне с мастерами. Разумеется, дочь будет жить в доме мужа, а сын - если ему предписано нести службу в Бейши - в казарме, но неужели они не навестят родительский дом? Навестят, конечно. Они хорошие, почтительные дети. Значит, нужно достойно подготовиться к встрече.
Что-то ещё вызывало беспокойство. Смутное, неясное, но неприятное. Что-то связанное с дорогой... Увы. Сегодня было много работы, Юншань очень устал. Болела голова, мысли ворочались в ней тяжело, словно круглые камни в стиральной бочке, которую обустроила жена. Да и возраст... Сорок лет уже, не юноша. Виски седеть начали.
При мысли о жене Юншань тонко и несыто усмехнулся. Уставать-то он в кузнице уставал, но по вечерам, отправив детей спать, они с супругой по-прежнему уединялись в своей комнате к обоюдному удовольствию. Он совсем перестал понимать своих подчинённых, мастеров, которые нечасто, но хвастались, как пользовали молоденьких служанок. Не так уж много было служанок у кузнецов. Сам-то он, как похоронил первую жену, недолго думая купил смазливую работящую девчонку. Потом, когда получил предписание ехать с семьёй в Бейши, продал дом вместе с подневольной прислугой, взяв с собой только старую Гу Инь с сыном. В дороге, само собой, пришлось поскучать в надежде прикупить на месте пленную степнячку. Но с той памятной встречи на дороге для него существовала только одна женщина. Женщина с запахом жасмина.
Однажды он в шутку спросил у жены, что ей в нём нравится больше всего. И получил ответ, по сей день греющий душу: "От тебя пахнет огнём и железом, любимый".
Огнём и железом... Даже если бы он сомневался в искренности жены насчёт её происхождения из рода кузнецов, этот ответ развеял бы все сомнения. Женщина старается - если у неё есть такая возможность - выбирать мужа, подобного её отцу. У Янь такая возможность была.
Почему-то снова вспомнился Ванди, но не крепким юношей, каким он был год назад, а одиннадцатилетним сорванцом. Незадолго до рождения Юэмэй он как-то улучил минутку и подошёл к нему с благодарным поклоном. "Спасибо тебе... отец". "За что?" - спросил тогда он. "Мама давно так часто не улыбалась", - ответил приёмыш. "Это не только моя, это и твоя заслуга, сынок..." Искренний, умный и удивительно честный мальчик. Почтительный сын. Ляншань старается быть похожим на старшего брата, это хорошо. Плохо, что старший променял наковальню на меч, но... Как сказала жена, узнав о решении Ванди уйти в армию: "Первый в нашем роду встал к наковальне, хотя сотни лет его предки пахали землю. Может быть, снова пришло время перемен, и от нашего сына пойдёт род воинов?" Любой ханьский мужчина на месте Юншаня посетовал бы на молодёжь, отбившуюся от рук и не чтящую заветы предков, но, помнится, он сам в возрасте Ванди пустился на поиски приключений, уйдя добровольцем в армию. Приключения-то он нашёл, это верно. До сих пор хромает. Но попытка была, и отменить этого не получится. Нечего попрекать молодца, если сам хорош.
Быть может, сыну удастся то, чего не удалось отцу?..
Ещё не перешагнув порог, Юншань уже знал, что его ждёт. Жена и малышня встретят его положенным по обычаю ханьским поклоном, а потом все разом повиснут у него на шее. Дочка будет тарахтеть о своих детских делишках, близнецы будут радостно пищать, а Янь... Они давно научились обходиться без слов. Достаточно будет взглядов.
Если семь лет спустя после свадьбы они остались друг для друга единственными, это дорогого стоит.

- Что высматриваешь? Бейши ещё далеко. Даже такому дылде, как ты, и даже с лошади, и то не разглядеть.
Юморок у десятника был типично армейский, в стиле "копать от меня до следующего дуба", но солдаты - существа простые. Чтобы поржать, вполне хватит и этого. Они и ржут. Только Чжан Бин не смеётся.
- Не теряю надежды, господин десятник, - лучший способ не стать вечной мишенью для насмешек - шутить над собой самому. - Родители говорят, я ещё расту.
- Смотри, не перестарайся, - десятник Ли сегодня был в благодушном настроении и дозволил словесные пикировки во время марша. Всё же веселее в пути, чем всю дорогу молчать, как рыба. - На тебя и так доспехи еле подобрали, а если ещё вытянешься, придётся делать особый заказ.

Снова ржут. Народ тут неприхотливый, что и говорить. И довольно своеобразно понимающий ханьские законы. Если учесть, что в их десятке всего двое ханьцев, это неудивительно. Сам десятник из тюрок-шато, давно живущих в империи. Чжан Бин и Лю Сяоху ханьцы, остальные либо кидани, либо уйгуры. В других десятках и северяне из мелких полудиких племён имеются, а недавно приняли на службу двух согдийцев и кипчака. Учитывая его самого, выходца из Европы, получается сплошной интернационал. Как и положено нормальной, ещё не загнившей империи... Да, десятник иногда позволял подчинённым некоторые вольности, но лишь в аптекарской дозе, дабы служивые считали его своим "батей", а дисциплина в итоге только укреплялась. Но никогда он не переступал черту, за которой начинались расхлябанность и панибратство. Впрочем, солдаты "батю" за то и ценили. Другим так с командиром не повезло, тем по три шкуры спускают.
котокомп

Стальная роза. Глава 4 - продолжение

- Обязательно нужно следить за цветом заготовки, - Яна почти кричала, стараясь перекрыть стук молотов по будущим мечам для армии хуанди. - Ни в коем случае нельзя накалить её больше - металл "перегорит", станет мягким. А если меньше, то её не прокуёшь. Вообще.
- А ну-ка, сынок, поддай жару, - мастер Ли, ворочая клещами уже расплющенный в длинную "колбасу" слиток-вуц, следил, как драгоценный булат, остывая, становится вишнёво-красным.
Ваня, которому было интересно буквально всё в кузнице - ещё не успела приесться работа - принялся активнее тянуть за верёвку, привязанную к верхней части меха. Местный бурый уголь, смешанный с толикой привозного древесного, шедший в Бейши буквально на все огненные нужды, оделся длинными язычками пламени и сердито загудел.
В кузнице было два горна древней, проверенной столетиями конструкции. Целые семьи мастеров-печников передавали от отца к сыну искусство их постройки. Конечно, освобождать один из горнов для ковки нестандартного изделия никто бы не стал, но ведь речь шла о секрете обработки булата! О том самом секрете, который некоторые мастера Поднебесной, работавшие с привозными слитками, хранили пуще жизни! Тут хорошо ещё, что кузнецы не столпились вокруг поглазеть, работают со своими заготовками. Но слушают внимательно.
- В самый раз! - воскликнула Яна.
Молот застучал по ярко-красной заготовке, плюща и вытягивая её. То, что было "колбаской", уже начало отдалённо напоминать широкий кинжал: мастер Ли решил потренироваться на половинке слитка, набить руку, приноравливаясь к незнакомой стали. Яна, подцепив клещами свою заготовку, выдернула её из горна и сама принялась за работу.
Экзаменационный шедевр в его исконном смысле - творения ученика, возжелавшего звания мастера - должен быть безупречным.
Она обещала создать две вещи, а получилось, что металла хватит на шесть или семь. Немного подумав, она решила сделать не два, а три шедевра. Один из них уже рождается: тонкая кривая сабля по индийскому образцу. Вторым станет широкий полуторалезвийный шотландский палаш с массивной гардой из стальных полос, тут такая экзотика может прийтись по душе офицерам, как пехотным, так и кавалеристам. А третий шедевр... На него пойдёт не булат. Она работала над заготовкой по вечерам, когда мастера расходились ужинать и отдыхать. Не показывала даже мужу, обосновывая такую секретность необходимостью почтить память отца. Предки для китайца - это святое, потому Юншань отступился, только бурчал, что жена себя не щадит, работая сверх положенного.
Вуц под её молотом послушно искривлялся, истончался и вытягивался в будущую саблю. Казалось бы, ничего особенного, а не зная всех тонкостей кузнечного дела, не повторишь. Кто, к примеру, знает, что настоящий булат не затачивают после ковки? Остриё до потребного состояния доводят не на точильном камне, а на наковальне, и процесс этот вполне достоин называться ювелирным. Но для того, у кого молот - продолжение руки, а в душе горит огонь, зажжённый в незапамятные времена чуть ли не от уголька из горна самого Гефеста, эта задача вполне по силам. Почти готовый клинок разогревали снова и снова, снова и снова выглаживали молоточком, проверяли на глаз его безупречность, и если что-то не нравилось, цикл начинался с нового разогрева. И так - пока кузнец не сочтёт своё творение идеальным. Только после этого вещь остужали. Одни мастера - в воде, другие в масле, третьи - вертя клинок на воздухе. Яна предпочитала последний вариант, поскольку крутить "бабочку" умела не хуже друзей отца. Обмотать уже подостывшую рукоять тряпкой, и... А вот на это зрелище сбежались посмотреть не только кузнецы, как раз окончившие работу на сегодня.
За второй клинок Яна взялась после того, как отнесла саблю к мастерам, делавшим рукояти и ножны. Мастера не подвели щедрую клиентку, сработав на совесть. Ножны оказались обтянуты светлой кожей, устье и наконечник сделали из бронзы, а рукоять выточили из слоновой кости. Сочтя этото шедевр готовым, Яна завернула его в кусок дорогого шёлка и отложила до экзамена. Палаш должен был выйти раза в два, если не более, тяжелее сабли, на него уйдёт самый большой слиток.

Мастерской как раз выдали новый план на месяц, и оба горна были заняты. Потому Яна сложила себе небольшой открытый горн во дворе. Юншань отпустил пасынка помогать ей, и мальчишка вовсю помогал.
- Как у дедушки, помнишь? - с грустью проговорил он, раздувая мех, снятый с временно бездействующей плавильной печи. - Только ты тогда не меч делала, а...
- Не вспоминай, сынок, - глухо сказала Яна. - До сих пор больно.
Она отомстила, да. Но отца с матерью это не вернёт.
Им с Ваней осталась только память.
Молот гулко застучал по массивной заготовке, уже раскованной в длинную толстую полосу.
"Нет, - зло думала Яна. - Не только память. Ещё и умение, которое я передам Ванюше... Ляншаню... Может, не поздно любимому других мальчишек родить, и им тоже передам. Всё передам, до крупинки. Причём не только в смысле ковки, но и в том, который вкладывал отец. Он ведь не простые ворота ковал... Вот пусть эти мелкие засранцы попробуют у меня не перенять! Я им устрою вырванные годы..."
Один из вышеупомянутых "мелких засранцев" снова раздувал мех. Заготовка раскалилась до должной температуры, определяемой опять же на глаз по цвету металла, и Яна снова застучала молотом. Потому, сосредоточившись на процессе, не заметила изящную женскую фигурку в светлом платье, показавшуюся в конце кузнечной улицы. Зато её заметил Ваня.
- Ма. глянь, - он кивнул в сторону незнакомки.
Останавливать обработку булата было нельзя, и Яна, бросила заготовку на угли.
- Последи, чтобы держалось в таком цвете, - сказала она сыну, и тот начал аккуратно, чтобы не перегреть, раздувать мех.
На ней была обычная холщовая рабочая одёжка кузнеца - штаны и запахивающаяся рубаха, подпоясанная куском той же холщовой ткани. Волосы, подобранные узлом, надёжно фиксировала косынка, завязанная "по-колхозному", под затылком. По тёплой сухой погоде - должно быть, последние жаркие денёчки, скоро быть дождю и холодам - обута она была не в традиционные туфли, не в сапожки, подаренные заботливым супругом, а в обыкновенные плетёные тапки вроде "въетнамок" на босу ногу. Лицо потное и от близости огня покрасневшее. То есть по сравнению с изящной незнакомкой - лахудра лахудрой.
Васька, Кот

451 по Фаренгейту

Вы заметили, что все подпиндосские шавки боевики вроде талибов (порождённых пиндосами на свою голову), ИГИЛ, разновсяких "братьев мусульман" и бандерлогов, пока находятся под крышей хозяев, активно разрушают памятники прошлого? Это не столько их личный дебилизм, и даже не столько выплеск активности молодых шизанутых (памятники не сопротивляются, хотя... Ленин в Харькове записал на свой счёт четверых идиотов), сколько целенаправленное стирание маркеров человеческой истории.

А то, что можно вывезти, вывозят оккупационные власти. Где знаменитая Пектораль? Вывезена в пиндостан Кроликом. Где экспонаты Багдадского музея? Разграблены и вывезены в пиндостан. Я весьма критически отношусь к Захи Хаввасу, но только его усилиями сокровища египетских музеев не разъехались по частным коллекциям пиндостана. Что значит - потомок древнего рода расхитителей фараонских гробниц, бггг :)

Кстати, вспомните, какими слюнями исходят богатые пиндосы и еврогейцы, разглядывая коллекции Эрмитажа и Оружейной палаты. Вспомните и сделайте вывод.

Не знающие собственной истории люди быстро превращаются в стадо баранов, весело скачущих в сторону бойни. И это не моя больная фантазия, а мировая тенденция. По замыслу пиндосов, только они, "исключительная нация", обладают монополией на истину. Для того, чтобы эту монополию признали за пиндостаном, весь остальной мир должен быть стерильно зачищен от памятников истории. Только тогда "исключительные" смогут конструировать нужную им Матрицу, не боясь сомнений стада.

451 по Фаренгейту... Брэдбери был гением.
Васька, Кот

 ВЗГЛЯД / Егор Холмогоров: Кто и как делает фейки о «выброшенных портретах»

Васька, Кот

Строго по Оруэллу

EURONEWS ПРЕДСТАВИЛ ШЕСТВИЕ "БЕССМЕРТНОГО ПОЛКА" В ДОНЕЦКЕ КАК ШЕСТВИЕ СТАЛИНИСТОВ

В англоязычной версии репортажа Euronews о торжествах в честь 70-летия Победы участники марша «Бессмертного полка» в Донецке стали «сепаратистами с портретами советского диктатора Сталина». При этом в русской версии сюжета рассказывается о дончанах «с портретами дедов и прадедов, погибших и пропавших без вести в годы войны». Кроме того, из английской версии сюжета были вырезаны слова жительницы Донецка о том, что её прадед погиб за родину, а сейчас её муж защищает родину.

Полный перевод англоязычной версии сюжета Euronews.

«...Между тем сепаратисты отмечали праздник в своём оплоте — в Донецке. Они представили танки, которые используют в боях против украинской армии. Для многих это важное событие.

«Это священный праздник для меня, — говорит женщина. — Мой прадед погиб, защищая родину. Для меня это — всё».
Маршем по городу прошли около полутора тысяч сепаратистов. Некоторые из них несли в руках портреты советского диктатора Иосифа Сталина».

В русской версии сюжета участники шествия названы просто дончанами с портретами дедов и прадедов, погибших и пропавших без вести в годы войны. Кроме того, из английской версии сюжета были вырезаны слова жительницы Донецка о том, что сейчас её муж, как и погибший на войне прадед, защищает родину.

«Это для меня святой праздник: у меня прадед погиб за родину, а сейчас муж защищает родину. Для меня это всё», — говорит в оригинале женщина.


http://vk.com/wall-67059574_1157297

www.novorosinform.org/news/id/28439