Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Васька, Кот

Свет погасшей звезды


- Спасибо тебе.
- За что?
- За то, что ты есть...

Не раз, не два, и даже не десять раз у нас с Толиком происходил такой диалог. Я благодарила его за то, что он есть. А он неподдельно смущался и говорил: мол, зачем я тебе такой нужен - инвалид, старше тебя на семнадцать лет... Но мне не нужен был другой.

Теперь - благодарю его за то, что он был...

Одиннадцать лет счастья 999-й пробы. Такое не проходит бесследно.

Ещё - Толик часто повторял, что мы с ним как двойная звезда, вокруг которой крутятся две маленькие хвостатые кометки. Теперь одна из двух звёзд угасла.

Но свет даже от угасших звёзд ещё миллионы и миллиарды лет несётся сквозь пространство. Так раньше шли обычные письма в конвертах. Человека уже не было, а весточки от него ещё шли, шли, и грели сердца близких.

Толик оставил после себя богатейшее наследство. Его книги, его литературные обзоры, его дискуссии на форумах, его колоссальная работа по дайджестам о политике и экономике - это всё осталось. А последнее в его ЖЖшном блоге arcver продолжу я, так как мы в 99% случаев приходили к одинаковым выводам.

Да, у нас с ним было редчайшее совпадение по всем параметрам. Почти идеальное. За одиннадцать лет мы с ним поссорились буквально раза два. После чего быстро мирились, и продолжалась жизнь. Самая обычная счастливая жизнь, какая даётся судьбой далеко не каждой паре.

Мы обустроились в Тульской области, на родине его мамы. Здесь жильё очень недорогое, и мы смогли заработать денег, чтобы, продав моё золото (оставила на память два колечка и мамины серьги 61го года выпуска), сложить деньги в кучку и купить двухкомнатную квартирку. Всё равно я золото не ношу, лежало мёртвым грузом... За прошедший год мы накопили на несложный ремонт. И закончили его буквально полтора месяца назад. Ещё и деньги остались. Думали, на что потратить...

Словом, никто и предположить не мог, что эти деньги пригодятся вот так...

Одиннадцать лет вся моя жизнь крутилась вокруг Толика и наших кошек. Сколько я набегалась по инстанциям, чтобы мы с ним получили российское гражданство - это можно писать отдельный опус. Сколько я потом бегала в пенсионный и прочие учреждения, чтобы сделать жизнь Толика как можно более комфортной. Выбила из ЖКХ перила на первый пролёт лестницы (там их не было почему-то), чтобы ему удобнее было спускаться и подниматься. Купила тот ковролин и тот линолеум для ремонта пола, по которым ему было удобно ходить... О побеге из Харькова вообще молчу. Хотя... Только вместе мы и могли выбраться, несмотря ни на что. Теперь я знаю это точно.

Он был смыслом моей жизни? Нет: он был ею самой. Моей жизнью.

Точно так же и он жил ради меня. Я была его миром, его любовью и радостью.

С этим он и ушёл. А я осталась - хранить память о нём. Об удивительно светлом человеке, которого я не просто так называла "моё солнышко". От него исходило такое душевное тепло, что это чувствовалось даже в его работах.

Толик говорил мне, что долго работал над собой. Лет до сорока, а то и позже. Давил жалость к себе, которую, как он уверял, испытывают почти все инвалиды с детства. У меня даже мысль возникала: а не дал ли ему бог такое увечье с рождения (ДЦП), чтобы он, избежав страшной судьбы отца и брата, сделался такой вот звездой? Скольком читателям он указал путь к хорошим книгам. Скольким молодым авторам дал путёвку в издательство. Скольким людям помог определиться своими экономическими и политическими дайджестами... Мне он вернул уверенность в себе и чувство собственного достоинства. Подарил любовь и уважение. Старался хотя бы посуду помыть, чтобы хоть немного разгрузить меня от домашней работы...

Закатилось моё солнышко... Навсегда.

Есть родня, есть друзья, есть кошечки. Но никто и никогда не сможет заменить мне Толика. Нет и не будет второго такого на свете.

Земля тебе пухом, мой любимый. Мир душе. В отличие от булгаковского Мастера, ты заслужил Свет.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
Васька, Кот

Разделяй и властвуй (русский вариант статьи)

Разделяй и властвуй.
«Сэр! Над нашими нефтяными месторождениями обнаружены какие-то страны!» (с) народное творчество

Вся наша история – это не только политика, войны и торговля. Это ещё и история духовная, причём, в раздел духовности попадает и искусство, и религия. И то, и другое воздействует на ту неосязаемую сущность, которая в просторечии именуется душой. А поскольку основная масса населения планеты Земля в повседневной жизни руководствуется именно движениями души (в какую сторону движения – это уже личные проблемы каждого), то воздействие на любую силу, за которой оные души готовы идти, даст куда большую власть, чем законы и указы любых светских чиновников.
Во времена мамонтов и каменных топоров чтили и боялись духов леса, гор, болот и прочих уголков природы. Позже боги обрели вид чтимых животных, мифических предков рода. Развитие государств «очеловечило» богов и «обожествило» царей, хотя в Египте первое как-то скомкали, вероятнее всего из-за глубокой древности верований в анимистических божеств, против которых не осмелились пойти даже фараоны. Со второй частью у них как раз было всё в порядке. И, наконец, пару тысяч лет назад человечество дозрело до представлений о едином боге, духе-творце, создавшем весь зримый мир. Сейчас неважно, о какой именно религии мы говорим, важна суть. Не случайно это мировоззрение возникло и развивалось параллельно с империями, и дело не столько в политических выгодах идеи «Один бог на небе – один царь на земле» (копирайт принадлежит византийцам, если что). Единая вера в единого бога давала единую идеологию в древности, в Средневековье… да ещё каких-то двести-триста лет назад. И это была могучая сила, способная сплотить людей во имя какой-то цели.
Если вера – это некий цемент, скрепляющий «кирпичики» людей в единое здание народа, а идеология – то же самое, позволяющее сцементировать уже не отдельных людей, а целые народы, то вполне логично предположить, что, если этот цемент убрать, здание рухнет. Принцип не новый, фразу «Разделяй и властвуй» не наши современники придумали (по данным изысканий впервые эту идею, пусть и несколько иными словами, озвучил Макиавелли, а не древние римляне). В те времена разделять – то есть сталкивать лбами – предполагалось собственных подданных. Увлечённые конфликтами между собой, они куда меньше времени будут уделять заговорам против короля. Сейчас принцип претерпел некоторое изменение смысла. Теперь «разделять» следует своего геополитического противника, а потом «властвовать» над его обломками. Причём, разделение предполагается по всем возможным плоскостям – политической, этнической, языковой, региональной… Ну, и куда же без религии? Мы ведь помним, что даже в наше время она является одним из важных ингредиентов цемента государственности.
Если речь идёт о религии, то полезно будет привести мнение специалиста в этой области. В частности, монаха Иоанна (Адливанкина), ведущего специалиста Душепопечительского православного центра святого Иоанна Кронштадтского (г. Москва) по проблемам молодежных субкультур, деструктивных культов и религиозного экстремизма.
Цитирую:
- Сразу проведу параллель: представители радикального ислама тоже заявляют свои права на российские углеводороды. По их твердому убеждению, «вся земля принадлежит аллаху» – значит, и Сибирь тоже. Но, говоря о радикальном исламе, должно сказать следующее: всеми его передвижениями правят те, кого у нас дипломатично называют «нашими партнерами» во главе с США. Сегодня они готовы уничтожить миллионы арабов, лишь бы в итоге на спинах сознательных и несознательных марионеток-радикалов добраться до России. Точнее, до российских недр. Так вот, греко-католики являются органической частью этого «партнерского» конгломерата, они ближе к «командному составу». И их активность в Сибири означает, что уже отрылась возможность сделать новый существенный шаг в сторону российских нефтехранилищ. И человеческих душ, конечно. Такой вот «комплексный» подход…
Взято здесь: http://krasvremya.ru/i-segodnya-glavnyj-vrag-zapada-pravoslavie/
По ссылке ещё много букв, и заметьте, сказано это было в декабре 14го. С тех пор пресловутый госдеп (да, да, тот самый, наш пострел везде поспел) сделал следующий шаг, а именно – начал раскол православия как такового. Как тот цемент, на котором, пусть и в неявном виде, держится государственность России (на прочие православные страны госдепу плевать, они уже в той или иной степени под его контролем). Цель – именно Россия, а корень проблемы, как обычно, в деньгах. Точнее, в ресурсах, которые западные страны сейчас вынуждены (это слово надо произносить с патетическим надрывом, да) их покупать за денежку, а желательно было бы брать даром. Но так как просто грабить нехорошо, а очень хочется, надо изобразить будущую жертву исчадием ада. Потом, если дело выгорит, окажешься и с профитом, и с нимбом спасителя человечества, свисающим с рожек. Но это если выгорит, ведь история уже знает примеры таких вот радетелей о благе человечества, которые поначалу слишком широко шагали и в итоге порвали штаны. Кого-то с большой долей вероятности убили свои же, кто-то умер на острове Эльба, кто-то застрелился в бункере, а косплееры помельче, случалось, галстуки жевали в прямом эфире. Но попытки не прекращаются, и методы совершенствуются. Вдруг всё-таки выгорит? Тогда победитель получает в своё распоряжение огромные ресурсы.
Вот так всегда: заговоришь о высоких материях, а в подоплёке всё равно деньги. Незадача, однако.
Кстати, это далеко не первая попытка запада подмять православие как систему. Одна уния чего стоит. Казалось бы, хорошая идея – объединение христианских церквей, но и её ухитрились извратить до полной противоположности, превратив в инструмент раскола и захвата идеологической платформы противника. Ничего удивительного в этом нет, ведь никто и не ставил целью реальное объединение. А распространение своей системы с тотальной зачисткой всех прочих никогда объединением не являлось. Не исключение и нынешняя попытка. Весь так называемый экуменизм Варфоломея не что иное как попытка захвата единоличной власти над всем православием. Не он первый, не он последний. И результат будет таким же, как и прежде: той Византии, перед которой склонялись православные государи, давно нет, и все прекрасно понимают, что стамбульский патриарх фигура несамостоятельная. Потому экуменические (вернее было бы сказать, папистские) претензии Варфоломея не привели к глубокому расколу в православии. Я поначалу удивлялась, почему другие православные церкви заняли довольно странную, выжидательную позицию. Теперь стало ясно, что выжидание принесло кое-какие плоды. Вместо раскола в самом православии произошёл раскол внутри двух греческих церквей – Элладской и Александрийской. Иерархи их приняли идею Варфоломея, а часть священства – нет. Кроме того, под шумок из-под руки Вселенского (какое громкое слово) патриархата ушли многие приходы зарубежной православной церкви, и ушли под патриархат Московский, что как бы намекает. Наконец, сам Варфоломей подливает масла в огонь, заявляя о необходимости объединения с католической церковью. Та же уния, только в профиль. То ли Варфоломей считает, что уже победил, и тащит все православные церкви как добычу к ногам своего патрона, то ли наоборот, считает, что ему уже нечего терять, и надо срочно уходить под защиту Рима (читай – западных спецслужб), пока не поздно. Думаю, скорее второе, чем первое, ведь сложившуюся ситуацию крайне сложно назвать победой идеи глобального раскола в православии.
Однако и окончательным поражением Варфоломея пока всё происходящее назвать сложно. Английские и американские спецслужбы работают по принципу «капля камень точит». Бомба Варфоломея взорвалась, не причинив того ущерба, на какой была рассчитана. Но ведь какой-то ущерб причинила же. А значит, последуют новые шаги в том же направлении. Бжезинский никогда не говорил, что православие – враг западной цивилизации, это вброс. Зато Карл Бильдт, на тот момент глава МИД Швеции, в 2014 году ляпнул:
«Православие – опаснее исламского фундаментализма, представляя главную угрозу западной цивилизации еще и потому, что пытается регламентировать семейные отношения и враждебно геям и трансгендерам».
Скажете, он идиот и сделал идиотское заявление? Нет, он говорил именно то, что воспримут западные обыватели, которым уже четверть века прививают всякое гейство в качестве новой нормы. И те, кто уже свято верит в мультикультурализм и предельную толерантность – а это на самом деле вера, квазирелигия – воспримут его установку как надо. Мол, там живут нетолерантные дикари, которых надо ненавидеть и уничтожать (ага, а их имущество брать под свой контроль, я опять про деньги). Ну, и духовная составляющая здесь имеется. Если ты принудил врага принять твою веру, твою идеологию, то победил его окончательно, ведь чужая вера – это всегда изменение уклада, а значит неизбежный психологический слом. «Святые 90е» не дадут соврать. Тогда мы пытались жить по-западному, по «чужой вере». И как, понравилось? Лично мне – не очень.
Попытка раскола православия, как я писала выше, далеко не первая, и, полагаю, не последняя. Не сработал как надо Варфоломей – используют Украину. Не сработает Украина – применят кого-то ещё, тряпичных кукол у кукловодов пока ещё хватает. Не получится с этой стороны – начнут качать исламизм, подменяя им настоящий ислам, ведь в России много мусульман. Ведь для этих кукловодов любая религия не более чем маска. Они могут часами разглагольствовать о высоких материях, но при этом мысленно подсчитывать, какой профит они получат в случае, если им поверят. Здесь уместно будет процитировать Владимира Ильича: «Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов».
Ну, вот, и он о том же… :) Хотя, ещё Козьма Прутков говорил: «Зри в корень». Владимир Ильич просто выразился конкретнее.
Васька, Кот

Опасные иллюзии

Читала сегодня в блоге Юрия Апухтина apuhtin18 статьи-воспоминания, как укрофемида лепила ему горбатого срок на ровном месте.
Как свидетель "работы" этой самой укрофемиды, подтверждаю: они именно так и делали. Отсутствие всякой логики в обвинениях, фальсификация обвинений, откровенная работа на заказ, и тэ дэ. Но я сейчас о другом. Апухтин упомянул, что иСБУшка с самого начала едва ли не поголовно была за куевскую шоблу. Допустим, не поголовно, иные следаки были откровенными ватниками :), что мы с Толиком имели возможность понаблюдать. Но на Юрия действительно "пришёл заказ" из куева, его боялись и ненавидели, и потому спустили с цепи самых упоротых.
Я, собственно, хочу немного рассказать о причинах этой упоротости в рядах иСБУшки.
Ещё при Яныке СБУ плотно сидела под контролем из-за Большой Лужи, а после майдана этот контроль сделался абсолютным. Немногих (из высшего и среднего звена), кто был не согласен с таким положением дел, оттуда мгновенно вышвырнули. В лучшем случае. Остались только истово верящие в незыблемость Града на холме и непогрешимость Святой Американской Идеи. А в конце 14-го - начале 15-го, до Дебальцевского облома, они точно так же истово веровали в неминуемый и очень скорый развал России, и очередное "окончательное решение русского вопроса". Им так Святые Осведомлённые Источники с верхних этажей дома на Владимирской рассказали, а, стало быть, ребятки относились к этой инфе как к откровению свыше. И действовали соответственно, наворотив при этом много чего нехорошего. Теперь, когда до самых умных наконец дошло, во что они вляпались, дёрнуться не дадут фото-, видео- и прочие архивы, где всё это нехорошее тщательно задокументировано. Когда власть переменится, им придётся либо срочно самоубиваться, либо участвовать в забеге до канадской границы, потому как документов там на пожизненный расстрел из крупнокалиберной зенитной пушки. Стараются уже не ради сладких обещаний, а из страха за свою шкуру... и только усугубляют своё положение, ведь все их нынешние старания тоже записываются заинтересованными сторонами.
Есть основания считать, что пиндосы не нарочно их обманывали. Заокеанские хозяева и впрямь верили в то, что говорили своим холуйчикам. Ну-у-у-у... что я могу сказать? Когда кто-то начинает верить в свои собственные придумки, того реальность иногда жОстко прикладывает фейсом об тейбл. Честно говоря, не хотелось бы разочаровывать ребят, пусть верят хоть в летающего макаронного монстра, лишь бы их модель мироустройства продолжала отличаться от реального мира, но они сами не желают разувериваться. Это у них уже действительно похоже на религию, малейшее сомнение в истинности которой клеймится ересью и искореняется по мере возможности. Что ж, я им не доктор.
А иСБУшке я бы посоветовала валить Пэдро, а потом валить самим. Так у них хоть какой-то шанс уцелеть будет :)))
Васька, Кот

Круговорот дерьма в природе. Юрий Селиванов

ИМХО: свят, свят, свят, уберите ЭТО подальше...
Вот уж кому до зарезу нужна едына краина - чтобы продолжать безнаказанный грабёж. И кому граница - не мучения, а золотое дно.
Короче, пусть идут лесом.

По ссылке многабукаф


Круговорот дерьма в природе. Юрий Селиванов
Васька, Кот

Война с христианством?

Собсно статья под катом, ибо многабукаф.

Своё мнение я озвучивала много раз в этом блоге, и сейчас коротко повторю: либерасты уже не тайно, как раньше, а вполне откровенно намерены насадить свой миропорядок, где они будут лагерной администрацией, немногие агрессивные дебилы - вертухаями, а прочее население - заключёнными. Но для того, чтобы это сделать, людей нужно лишить памяти и духовных опор.

И кстати, на месте представителей других конфессий я бы не радовалась, узнав, что, запрещая крест, разрешают семисвечник и полумесяц. Просто черёд их конфессий должен прийти - по замыслу либерастни - вслед за разгромом христианства. По этому же замыслу у людей не должно остаться никакой веры, ни во что, кроме одного - божественности "владык мира".

Впрочем, этих ребят, если, не дай бог, их планы воплотятся, тоже ждёт нехилый облом, и я уже упоминала, какой, но верить в это они отказываются. Ибо сами себя уже на полном серьёзе считают непогрешимыми божествами.

Collapse )
котокомп

Стальная роза. Глава 7 - продолжение


...У монаха было такое лицо, словно он увидел призрак.
Впрочем, и Яна тоже едва совладала с мимикой, буквально заставив лицевые мышцы изобразить приветливую физиономию. Вот уж кого она меньше всего ждала встретить на приёме у принцессы... Судя по всему, монах тоже, мягко говоря, удивился.
И, между делом, ничего хорошего это не означало.
Приближённый её величества императрицы не мог не знать, что супруга мастера Ли пришлась дочери его покровительницы по нраву. Он не мог не быть в курсе, что сегодня принцесса даёт большой приём, а значит, все её любимцы и любимицы будут здесь. Выходит, этот... святой человек был уверен, что Яна на мероприятие не явится?
Интересно, почему?
Всего пара секунд размышлений - и её словно током ударило.
"Боже мой... Юншань! Дети!!!"
О ком ещё могла в первую очередь вспомнить испуганная женщина? Разумеется, о тех, кого любит. Кто остался дома, пока она прохлаждается на великосветском приёме, где, строго говоря, по ханьским понятиям ей не место. О том, что она вполне могла ошибаться в своих предположениях, Яна не подумала.
Тем не менее, она взяла себя в руки и нашла силы более-менее спокойно досидеть до конца церемонии. При этом даже ухитрилась немного привести мысли в относительный порядок и отметить, что принцесса весьма тактично держит монаха при себе, не давая ему перемолвиться словом ни с кем, кроме себя любимой. Это был весьма любопытный момент. Но странности ещё не закончились. По окончании приёма принцесса Тайпин пригласила нескольких человек на неофициальную часть вечера, распустив прочих по домам. Прочие, почтительнейше кланяясь, поспешили покинуть дом её высочества. Практически у всех был собственный выезд - повозка или носилки - и сопровождение из слуг или бедных родственников. У Яны не было ни того, ни другого. Теоретически она должна была, как после прежних приёмов, послать служанку с запиской мужу. Сегодня она собиралась сделать то же самое. Но нешуточная тревога за близких - это такая штука, которая заставляет делать глупости даже весьма рассудительных и неглупых людей. Именно глупость Яна тогда и сделала.
Чанъань - город строгой, чрезмерно логичной планировки. Он был построен в полном соответствии с ханьскими представлениями о мироустройстве, где круг был символом Неба, а квадрат - Земли. Город представлял собой правильный квадрат, окружённый высокой и толстой стеной, и чётко разграниченный на маленькие квадратики кварталов. Тот квадратик-квартал, где жили богатые ремесленники и мелкие чиновники, располагался довольно далеко от дворцов знати, недалеко от образовавшегося пару десятилетий назад мусульманского квартала, населённого в основном выходцами из Персии и принявшими ислам ханьцами. Несмотря на явную немилость императрицы и политическую напряжённость последних лет, местные почитатели пророка Мухаммеда не чувствовали себя изгоями. Даже не попытались обнести свой квартал стеной, как в Гуаньчжоу - мол, там это от погрома не спасло? Если недовольные соседи захотят, всё равно вломятся, зачем же нести лишние расходы и попутно демонстрировать и без того раздражённому населению столицы свою враждебность. Для защиты от воров достаточно городской стражи, а если немилость хуанди примет крайние формы, от этого не спасёт ничто... Потому в исламском квартале, к слову, почти не было видно посторонних. Ханьские купцы, ведшие легальные дела со своими мусульманскими коллегами, старались появляться здесь днём. Городская стража, состоявшая по большей части из тоба, бдила круглосуточно. Посыльные и слуги, разносившие письма, с наступлением темоты тоже исчезали с улиц. А вот женщин в том квартале видели крайне редко. Жёны и наложницы, матери и дочери купцов безвылазно сидели по домам на женских половинах. Служанки выбегали за покупками с утра, стараясь завершить свои дела до полудня, да и те скользили вдоль стен и заборов, стараясь быть как можно незаметнее. Если мужской части обитателей квартала хотелось приятно провести время вдали от многочисленной семьи, они старались делать это в соответствующих заведениях, которые располагались в других кварталах. И появление на улице куда-то спешащей женщины в дорогом шёлковом платье, да ещё поздно вечером, стало событием из ряда вон. Тем более, что с наступлением темноты бдение стражи несколько ослабевало: за это стражникам немного доплачивали. Притом, не воры, а сами купцы - сделки ведь бывают самыми разными, в том числе и весьма деликатными.
...Когда эти двое, перс и полукровка, преградили ей путь, Яна словно проснулась. Оглянулась по сторонам и мысленно наградила себя весьма выразительными эпитетами, из которых "дебилка безмозглая" был самым мягким и незлобивым. Тёмная улица, освещаемая одиноким масляным фонарём на углу, кругом глухие, без единого окна, внешние стены мусульманских домов, да невысокие беленые заборы. И эти два типа перед носом.
А у неё из оружия только шпильки в причёске...
...Двое не стали размазывать сопли по столу, и перешли к делу без словесного вступления. Одиноко ходящая женщина была для них законной добычей, и терять такой шанс поразвлечься и поживиться с их точки зрения было глупо. Может, её дома и хватятся, но вряд ли семья женщины предположит, что она сдуру сунулась сюда. Нормальные бабы хань в одиночку не ходят и чужие кварталы не посещают... Впрочем, что-то не заладилось с самого начала, когда перс вместо женской руки схватил воздух. Пока он удивлялся этому факту, его напарник-полукровка первым припустил за женщиной, ударившейся в бега обратно по улице. Этому пришлось удивляться дважды. Перый раз - когда "законная добыча", подхватив подол, продемонстрировала ноги в персидских шёлковых штанах и ханьских расшитых туфлях, и второй - когда обнаружил, что не может её догнать. Женщина бегала слишком шустро для обычной хань, а кривоногие степнячки и вовсе бегать не умели...
...Девчонка-хань, с которой Яна едва не столкнулась на стыке мусульманского квартала и квартала купцов, тихонько пискнула, и, выронив фонарик на палочке, прижалась к стене. Это видение промелькнуло мгновенно, и так же мгновенно забылось, почти не отложившись в памяти. И всплыло лишь тогда, когда сзади послышался ещё один всписк, на этот раз придушенный.
- ...Не та, так эта... - донёсся до неё обрывок фразы, сказанной одним из преследователей другому.
Не та, так эта?
Резко остановиться при набранной скорости было трудно, особенно на мощёной улице и в ханьских праздничных туфлях, но Яна справилась. Оглянулась. Так и есть: те двое, заткнув девчонке рот, увлечённо паковали её её же собственным поясом... Обычная ханьская женщина на её месте в лучшем случае побежала бы за стражей. И в первый миг у неё мелькнула та же светлая мысль. Но... тревога за семью никуда не делась, а стресс довершил своё чёрное дело, подсунув воображению видение Сяолан, точно так же бьющейся в руках подонков... Такого испытания рассудок Яны не выдержал...
...Когда они преследовали ту женщину, ни один не обратил особого внимания на необычный цвет её волос. Среди тюрок иногда встречались блондины - свидетельство их родства с каким-то древним народом, некогда жившим по соседству с хань. Но даже среди них не водилось женщин с такими белыми лицами и водянисто-голубыми глазами. Эти подробности не врезались бы так в память полукровки, если бы лицо женщины не было перекошено гримасой запредельной ярости. Вокруг этого лица в разные стороны безобразно торчала наполовину рассыпавшаяся причёска - женщина выдернула две шпильки и держала их, словно ножи, в каждой руке. Она шла... шла прямо к ним широким шагом и - молчала. Вот это молчание почему-то напугало его сильнее всего.
- Масуд, - он дёрнул напарника за рукав. - Брось девку, уходим.
- Что ты ещё надумал? - недовольно отозвался друг, затягивая узел на поясе, которым вязал руки ханьской девчонке. - Добычу бросить, когда она сама в руки пришла? Дурак, да? Много тут бесхозных девок бродит, да?
- Уходим, я сказал! - неожиданно зло рявкнул полукровка.
- Да что с тобой, Абдаллах?.. О! - это он оглянулся. - Надо же - двойная добыча!
- Тебе шайтан разум помутил? Уходим!
- Подержи, - тот спихнул ему на руки связанную девчонку и пошёл навстречу возвращавшейся женщине.
Наверное, он сказал что-то этой демонице с белым лицом. Возможно, даже что-то умное, хотя это вряд ли. Женщина вскинула обе руки, метя шпильками ему в лицо. Масуд ждал этого. Ему удалось перехватить руки женщины. Но лишь миг спустя он понял, что зря это сделал. Сказать по правде, полукровка усомнился в том, что его друг в тот момент вообще был способен что-либо понимать. Очень трудно связно мыслить, согнувшись в три погибели и хватаясь обеими руками за жестоко ушибленное место. А когда женщина довершила расправу ударом коленом в лицо, сомнений больше не осталось.
Демоница. Гуль или дэви. Нечисть.
Полукровка, бросив связанную девчонку, помчался по улице, боясь вскрикнуть и привлечь внимание злого духа, обернувшегося женщиной. Его мать была правоверная хань, и она, конечно же, рассказывала сыну сказки о демонах, в которых верили её предки... Он не бренное тело спасал, а душу. А Масуд... Остаётся лишь молиться, чтобы Всевышний был милостив к нему. Только ему под силу совладать с древними демонами...
..."Как всегда - в обозримом пространстве ни одного стражника. Классика жанра, - мысленно ругалась Яна, перерезая позаимствованным у беспамятного противника ножиком насмерть затянутый на руках девчонки пояс. - Вот пожалуюсь принцессе, и полюбуюсь, как с начальника столичной стражи будут стружку снимать. Как не надо, так пристают - мол, женщина, почему без слуг ходишь. А как нужны, так нету их..."
- Не ушиблась? - спросила она, поднимая девчонку на ноги.
- Нет, госпожа, - дрожащим голоском пролепетала перепуганная и зарёванная девчонка.
- Я-то к семье спешила, хотела угол срезать... дура старая... А тебя что сюда понесло в такое время?
- Я... за вами шла, госпожа... - захныкала девчонка. - Великая госпожа велела передать вам письмо, но вы так быстро ушли... А у меня приказ, и я не могла ослушаться.
М-да. Великой госпожой в Чанъани величали только одну даму - принцессу Тайпин.
- Письмо, говоришь?
- Да, госпожа. Прошу, госпожа, - девчонка, отряхнувшись, извлекла чудом не выпавшее из рукава письмо - сложенный "гармошкой" листок дорогой бумаги - и с поклоном подала ей. - И благодарю вас, госпожа, за избавление от... этих...
- Пойдём отсюда, - Яна, приняв бумагу, разворачивать её не стала. Покосилась на стонущее тело, валявшееся в паре шагов от них, и резонно предположила, что задерживаться здесь не стоит. Стража, так некстати отсутствовавшая в самый ответственный момент, может не менее некстати появиться. А тут налицо бесчувственная жертва и ...две преступницы.
Уголок, где можно было кое-как привести причёску в порядок, нашёлся довольно скоро. Затем Яна бегло прочла письмо, в котором принцесса "настоятельно советовала" следовать за девушкой, которая его подаст. Да и почерк принцессы Яна уже отличала от прочих, письмо однозначно подлинное.
- Я провожу вас, госпожа мастер, как и велела великая госпожа, - девушка оправилась от потрясения на удивление быстро, и поклонилась с достоинством служанки высокопоставленной особы. - Она велела на словах передать, что ваша семья в безопасности. Мне приказано проводить вас к ним.
- Что?
- Великая госпожа знала, что вашей семье грозит опасность, и приняла меры, - девушка поклонилась снова. - Идёмте за мной, госпожа.
Снова сетка правильных, чётко распланированных улиц. Снова чередование освещённых фонарями клочков пространства и широких полос темноты. Тёмные дома, и светившиеся бумажными окнами, на которых иногда мелькали тени обитателей. Шумные гостиные дворы, где гости иногда засиживались в трапезной до рассвета, и тихие домики мастеровых, где ложились спать с заходом солнца. Топот стражи, не обращавшей внимания на чинно семенящих женщин - явно госпожу из сословия богатых ремесленников со служанкой - и тишина особо тёмных улиц. И раскинувшийся над всем этим дивный Звёздный мост - Млечный путь. В Чанъани, столице империи Тан, где небо не коптило множество автомобилей, ещё можно было его увидеть. Хотя здесь и были мастерские, и Млечный путь выглядел в голоде несколько бледнее, чем в степи, но всё равно зрелище оставалось великолепным.
- Сюда, госпожа мастер, - девушка скользнула в переулок. - Идите за мной.
Смутная тень нехорошего предчувствия мелькнула по краю сознания, заставив Яну встряхнуться и помыслить хоть немного более логично. Наверное, только поэтому она заметила то, что должна была заметить с самого начала.
Служанки принцессы, все как одна, носили сложные причёски, тратя уйму времени на их сооружение. Эдакий дресс-код образца начала восьмого века, прихоть её высочества. А у этой по спине моталась длинная коса.
Тёмный переулок и подозрительная личность. Идеальное сочетание для преступления. Но не девчонке ведь его совершать, верно? Значит, у неё есть сообщники, не так ли?
Повинуясь внезапно обуявшей её паранойе, Яна выдернула из многострадальной причёски свою верную шпильку. Прижала девчонку к стене и приставила шпильку к горлу.
- Пискнешь - убью, - тихо предупредила она.
Надо было видеть глаза девчонки - на пол-лица. По ханьским понятиям Яна совершила немыслимое: применила силу против женщины. Женщину мог побить её муж или отец. Мать могла отхлестать по щекам непослушную дочь или провинившуюся служанку. В любом случае всё сводилось к выяснению отношений по вертикали "высший - подчинённый". Но никогда здесь не было бабьих драк, никогда ханьская женщина не вцеплялась коготками в волосы сопернице и не била чужую служанку. Тем более, не грозила ей смертью. Пожалуй, это потрясло девушку куда больше, чем само наличие острой шпильки у горла и угроза.
- Письмо-то настоящее, - снова заговорила Яна. - А вот служаночка поддельная... Кто и зачем тебя послал?
- Я уже говорила, госпожа... Это приказ великой госпожи, я...
- Да ладно врать-то. Служанки великой госпожи не заплетают кос. Так кто ты, кто и зачем тебя послал? Говори.
Пару мгновений девушка открывала и закрывала рот, не издавая ни звука: всё ещё сказывалось полученнное потрясение. А затем, преодолев накативший ужас, закричала.
- Она здесь!!!
Почему Яна не воткнула её шпильку в горло, так и осталось загадкой. Видно, бог хранил. Вместо этого она, сперва отпрянув, нанесла девчонке короткий удар в челюсть. Рука у женщины-кузнеца, конечно, не такая тяжёлая, как у её супруга, но чтобы отправить подосланную непонятно кем девчонку в глубокий нокаут, её сил вполне хватило. А дальше... Дальше был безумный бег по переулкам, прыжки через заборы, высоту которых - по пояс - регламентировал закон, топот и ругательства преследователей, осознание того, что они отстают. И - того, что она не знает, где находится.
Яна заблудилась в незнакомом городе. И винить во всех сегодняшних приключениях должна была только себя.
Видимо, её самобичевание и искреннее раскаяние во грехе глупости сделали своё дело: Всевышний смягчился и послал навстречу неразумному детищу своему патруль городской стражи. Дальнейшее было делом техники и небольшой доли лицедейства. При виде растрёпанной и плачущей женщины, благословляющей Небо за их появление и жалующейся на нападение разбойников, стражники смягчились и даже пообещали оных поймать. Смогли ли они исполнить обещание, Яна так и не узнала: десятник отрядил двоих воинов проводить госпожу сперва к чиновнику - записать её показания - а затем до дома. Узнав, что жертвой нападения стала женщина-мастер, сотворившая для принцессы кованые цветы, стражники преисполнились нешуточного рвения. Вот только Яна сильно подозревала, что в поимке неведомых злоумышленников оно не поможет: те наверняка уже растворились в ночном городе. Тем не менее, провожатые ей были очень даже кстати, отказываться не стала.
А дома её ждал большой сюрприз. И неясно, чего Яна испугалась больше - сегодняшних происшествий или столь позднего визита скромного чиновника...