Category: цветы

Category was added automatically. Read all entries about "цветы".

Васька, Кот

Свет погасшей звезды


- Спасибо тебе.
- За что?
- За то, что ты есть...

Не раз, не два, и даже не десять раз у нас с Толиком происходил такой диалог. Я благодарила его за то, что он есть. А он неподдельно смущался и говорил: мол, зачем я тебе такой нужен - инвалид, старше тебя на семнадцать лет... Но мне не нужен был другой.

Теперь - благодарю его за то, что он был...

Одиннадцать лет счастья 999-й пробы. Такое не проходит бесследно.

Ещё - Толик часто повторял, что мы с ним как двойная звезда, вокруг которой крутятся две маленькие хвостатые кометки. Теперь одна из двух звёзд угасла.

Но свет даже от угасших звёзд ещё миллионы и миллиарды лет несётся сквозь пространство. Так раньше шли обычные письма в конвертах. Человека уже не было, а весточки от него ещё шли, шли, и грели сердца близких.

Толик оставил после себя богатейшее наследство. Его книги, его литературные обзоры, его дискуссии на форумах, его колоссальная работа по дайджестам о политике и экономике - это всё осталось. А последнее в его ЖЖшном блоге arcver продолжу я, так как мы в 99% случаев приходили к одинаковым выводам.

Да, у нас с ним было редчайшее совпадение по всем параметрам. Почти идеальное. За одиннадцать лет мы с ним поссорились буквально раза два. После чего быстро мирились, и продолжалась жизнь. Самая обычная счастливая жизнь, какая даётся судьбой далеко не каждой паре.

Мы обустроились в Тульской области, на родине его мамы. Здесь жильё очень недорогое, и мы смогли заработать денег, чтобы, продав моё золото (оставила на память два колечка и мамины серьги 61го года выпуска), сложить деньги в кучку и купить двухкомнатную квартирку. Всё равно я золото не ношу, лежало мёртвым грузом... За прошедший год мы накопили на несложный ремонт. И закончили его буквально полтора месяца назад. Ещё и деньги остались. Думали, на что потратить...

Словом, никто и предположить не мог, что эти деньги пригодятся вот так...

Одиннадцать лет вся моя жизнь крутилась вокруг Толика и наших кошек. Сколько я набегалась по инстанциям, чтобы мы с ним получили российское гражданство - это можно писать отдельный опус. Сколько я потом бегала в пенсионный и прочие учреждения, чтобы сделать жизнь Толика как можно более комфортной. Выбила из ЖКХ перила на первый пролёт лестницы (там их не было почему-то), чтобы ему удобнее было спускаться и подниматься. Купила тот ковролин и тот линолеум для ремонта пола, по которым ему было удобно ходить... О побеге из Харькова вообще молчу. Хотя... Только вместе мы и могли выбраться, несмотря ни на что. Теперь я знаю это точно.

Он был смыслом моей жизни? Нет: он был ею самой. Моей жизнью.

Точно так же и он жил ради меня. Я была его миром, его любовью и радостью.

С этим он и ушёл. А я осталась - хранить память о нём. Об удивительно светлом человеке, которого я не просто так называла "моё солнышко". От него исходило такое душевное тепло, что это чувствовалось даже в его работах.

Толик говорил мне, что долго работал над собой. Лет до сорока, а то и позже. Давил жалость к себе, которую, как он уверял, испытывают почти все инвалиды с детства. У меня даже мысль возникала: а не дал ли ему бог такое увечье с рождения (ДЦП), чтобы он, избежав страшной судьбы отца и брата, сделался такой вот звездой? Скольком читателям он указал путь к хорошим книгам. Скольким молодым авторам дал путёвку в издательство. Скольким людям помог определиться своими экономическими и политическими дайджестами... Мне он вернул уверенность в себе и чувство собственного достоинства. Подарил любовь и уважение. Старался хотя бы посуду помыть, чтобы хоть немного разгрузить меня от домашней работы...

Закатилось моё солнышко... Навсегда.

Есть родня, есть друзья, есть кошечки. Но никто и никогда не сможет заменить мне Толика. Нет и не будет второго такого на свете.

Земля тебе пухом, мой любимый. Мир душе. В отличие от булгаковского Мастера, ты заслужил Свет.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
котокомп

Стальная роза. Глава 6 - продолжение

Ещё больше поводов для раздумий подала Юэмэй. До того малышка увлечённо игралась со своей тряпичной куколкой и строила ей домик из палочек и листьев, а при виде монаха отложила игрушки, поджала губки и не сводила с него настороженного взгляда. У Яны тоже имелось какое-никакое чутьё на людей, но ощущениям детей она доверяла всецело. Особенно маленьких, ещё не научившихся скрывать их под маской воспитания. Так вот: если верить малышке, в кузницу только что вошёл человек, весьма далёкий от добродетели.
Тем не менее, ханьская культура - это прежде всего демонстрация маски, а не подлинного лица. Монаху положено вежливо поклониться и, если ты буддист, попросить благословения. Яна буддисткой не была, потому ограничилась поклоном.
- Здоровья и процветания моей госпоже... - монах тоже не стал заморачиваться с религиозными церемониями, и лишь поклонился в ответ, демонстрируя скромность, как и полагалось служителю Будды. - ...а также её семейству, - тут он перещеголял сам себя, легонько склонив голову перед малышкой. - Мне бесконечно жать было прерывать вашу беседу с высокородной дамой Сун, однако дело моё не личное.
- Да не сочтёт мой господи меня нескромной, если я поинтересуюсь, за чей именно визит мне следует благодарить Всевышнего? - раз на то пошло, Яна тоже решила поизощряться в витиеватых выражениях.
- Моё скромное имя - Ли Дань, - с новым поклоном представился монах. А женщина едва сдержалась, чтобы удержать на лицемаску вежливости. Если это тот самый Ли Дань, который состоит при особе императрицы, то, надо сказать, повезло ей, как утопленнице. Фаворитов у старой самодержицы в данный момент было несколько, и как минимум двое - монахи. - Надеюсь на деликатность моей госпожи, поскольку заказ у меня особенный.
- Я к услугам моего господина - в меру моих сил и способностей.
Яна готова была поспорить, что сквозь непроницаемую маску отрешённости на лице монаха на неуловимый миг проступило довольство. Ситуация пока что развивалась по его плану, и госпоже мастеру это не нравилось.
- Дамы при дворе великой госпожи, принцессы Тайпин, говорили, что вы изготавливаете железные цветы, видом схожие с настоящими, - чуть нараспев произнёс монах, скромно потупив глаза. - Я самолично видел розу, хризантему и неизвестный у нас цветок, сходный с орхидеей. Мне, недостойному, пришла в голову мысль обратиться к лама-гелюну, дабы заказать у вас цветок лотоса для нашей школы, где проходят обучение отпрыски знатнейших семейств империи. Но одновременно сходная мысль посетила и великую госпожу, принцессу, и она рассказала о вас своей великой матушке, и она также пожелала иметь у себя кованый цветок. Потому я здесь, дабы передать пожелание её величества Небесной императрицы и настоятеля нашего монастыря. Возьмётесь ли вы за это заказ, и сколько времени у вас отнимет его исполнение?
"Вот как... - подумала Яна, испытывая к монаху целую гамму "нежных" чувств. - Монастырю ещё можно отказать под предлогом, что я никогда не видела живьём лотос, но отказать самой императрице - это, мягко говоря, не самый лучший способ самоубийства... И что теперь делать?"
- Какой именно цветок желает видеть её величество императрица? - поинтересовалась она.
- На ваше усмотрение, госпожа, - ответил монах, не поднимая взгляда. - Но могу ли я дать вам совет относительно выбора?
- Надеюсь, вы не посоветуете мне лотос, ибо я, к стыду своему, должна сознаться, что не знаю, как выглядит этот цветок, - Яна изобразила смущение. - У меня на родине он не растёт, а в той провинции империи, где мне довелось жить, его видели только на рисунках. Брать же за образец миниатюру на шёлке... согласитесь, это как минимум самонадеянно.
- Берусь разрешить это затруднение, моя госпожа, - монах снова отвесит вежливый поклон. - В садах императрицы есть пруды, где для её удовольствия разводят лотосы. Выберите удобное вам время и пришлите служанку с письмом, дабы мы приготовили для вас носилки и пропуск.
Яна едва не скрипнула зубами от досады, но была вынуждена кланяться и благодарить. Ничего не поделаешь, заказ придётся принять, это факт. Но... ведь визит в императорский сад с прудами можно и немного затянуть, не так ли? И - да - об этом обязательно следует сообщить принцессе. Ради собственной безопасности. А то мало ли, что может прийти в голову этому монаху. Подозрительный человек.
- Нехороший дядька, злой, - буркнула Юэмэй по-русски, когда монах наконец откланялся и ушёл. - Почему ты его не прогнала?
- Не всех плохих дядек можно вот так сразу прогонять, солнышко, - Яна погладила её по голове. - Вырастешь - поймёшь, почему... А сейчас давай я доделаю ту хризантему.
И полезла под лавку за ящиком с деталями для будущего цветка - персиянка Мехрангиз, несмотря на высокую цену за кропотликую и сложную работу мастера, хотела получить именно хризантему. Придётся повозиться.

- Ключ при ней, господин. Я чувствовал его так же явственно, как в тот день десять лет назад, когда вы почтили нас своим присутствием.
- Вот и хорошо. Каков твой план?
- В саду её будут ждать.
- А если сорвётся в саду?
- Тогда подождём, когда она изготовит цветок для императрицы. Хуанди всё чаще становится плохо. Если приступ будет особенно сильным и затяжным...
- Уж наверняка ты расстараешься, чтобы он таковым и был, - в голосе господина прорезалась едва заметная нотка иронии. - Я понял. Жду доклада об исполнении. Личного доклада, не по дальней связи.
- Будет исполнено, господин.


Дни потянулись, как медленный караван, один за одним, похожие друг на друга. Небо обложило тучами, но на сухую землю не падало ни капли дождя, что портило настроение и порождало тягостные думы о пришедшей осени. Хорошо было торговцам, явившимся на традиционную осеннюю ярмарку чуть раньше срока, чтобы успеть застолбить самые бойкие места на обеих рыночных площадях - продуктовой и товарной. Крестьянам тоже было немного не до тягостных дум: они заканчивали сбор урожая. Следовало поторопиться, ведь за пасмурными днями обычно начинались редкие, но холодные и потому неприятные дожди. Тягостные думы охватили прежде всего кузнецов, для которых впервые за семь лет не довезли достаточно железа, и тысячника Цзяна, у которого теперь болела голова по поводу наполнения арсенала и прилавков оружейных лавок, дававших неплохой доход крепости.
Нет, степняки по прежнему исправно тащили железо возами в обмен на изделия ханьских мастеров, но этого было бы достаточно прежнему Бейши с гарнизоном в полторы сотни вояк. При полутора тысячах требования несколько иные, а железа в последний месяц из империи доставили так мало, что хотелось сесть и написать жалобу наместнику. Делу с нападениями на купеческие обозы дали ход, это хорошо. Но это не повод урезать снабжение. Скорее, наоборот, дали бы полномочия для полноценного расследования и поимки преступников. Так нет. Если, мол, в этом замешаны офицеры армии хуанди, значит, дело имперского подчинения, и расследвание будут проводить столичные чиновники-сыскари... От такой формулировки господину тысячнику хотелось выругаться. Хорошо, если расследование окажется в руках людей, не связанных с изменниками. А если окажется? Тогда лучше спать с мечом под подушкой.
Ещё одна неприятность - здоровье десятника Тао заметно пошатнулось, и он на днях объявил, что служит последний год, после чего уходит в монастырь. Ему уже поставлено условие подобрать толкового парня на своё место. Год - слишком малый срок, чтобы подготовить хорошего разведчика, но если парень попадётся талантливый, то уроки Тао подготовят того к принятию довольно опасной должности, а личный опыт дошлифует этот ...самоцвет. Кстати, почему десятник задерживается? Ему велено явиться с докладом, как раз по поводу преемника.
А, вот он, идёт по двору, и с ним сразу два воина. Интересно, кто они? Из "стариков" или из недавнего пополнения?
Сказать по правде, господин тысячник не особенно удивился, узнав старых знакомых - приёмыша мастера Ли и внука недавно умершего мастера Чжана. Эти двое ещё со времён осады Бейши Ванчжуном, совсем сопляками, вились вокруг Тао. Недаром десятник ходатайствовал, чтобы господин дозволил не достигшим положенного возраста Ли Ванди и Чжан Бину уйти добровольцами в тренировочный лагерь пограничного корпуса. Ну, ну. Вроде командиры на уровень подготовки новичков не жаловались, значит, весь год их там хорошо на тренировках гоняли. Но одно дело ловко сидеть в седле и махать мечом, и совсем другое - скрытно вызнавать сведения о противнике. Смогут ли совсем зелёные юнцы справиться с этим? Пусть даже за год Тао успеет передать им свои знания, опыт тоже немало значит. И - удача. Без неё в разведке нечего делать.
- Гсподин, - Тао и оба солдата, преклонив колено, сложили руки в воинском приветствии. - По вашему повелению явились.
- Выбрал сразу двоих, Тао? - хмыкнул господин тысячник.
- Одного десятка теперь будет мало, господин, - ответил тот. - Нужно два.
- Разумное решение. Будешь сам набирать второй десяток, или поручишь своим ученикам?
- Наберу сам, если господин позволит.
- Дозволяю... Вижу знакомые лица, - с холодной усмешкой произнёс тысячник, подойдя ближе к двоим солдатам. - Как поживают ваши почтенные отцы?
- Благодарим за честь, господин, у них всё благополучно, - хором ответили оба молодца.
Чжан Бин рослый и плечистый, сразу видно, из семьи кузнеца. С детства привык раздувать мехи и стучать молотом. Но рядом со своим белобрысым другом выглядит подростком. Большой парень вымахал у мастера Ли и его чужеземной жены. А ведь ему то ли семнадцать, то ли восемнадцать. И такого здоровяка - в разведку? Или он ловок, как лисица? Тао, вообще-то, виднее, кого пристроить к этому делу, но всё-таки есть сомнения.
Васька, Кот

Немножко пЕара

Есть в Донецке мастер-кузнец Виктор Михалёв.

И он делает стальные розы.

Розы в Донецке - это как каштаны в старом, ещё не обыдляченном Киеве. Как акации в Днепропетровске и тополя в Харькове. Розы - не просто символ города. Они там везде. Я помню. Я там была в 2010 году. Видела Сад кованых фигур. Видела миллионы роз, растущих как на ухоженных клумбах вдоль аллеи фонтанов, так и рядом с обычными жилыми домами.

Роза - символ любви, символ жизни. И - символ Донецка. И это - одна из причин, почему свидомые питают к нему такую лютую ненависть. Эта ненависть происходит от страха мертводушных перед жизнью.

Моя героиня потому и занимается ковкой стальных роз, что это - истинно донецкая "фишка". А она, как и её отец, родом оттуда.

Виктор собирается продавать свои изделия в России. Есть сайтик, где он будет представлять свои работы: http://steelrose.moy.su/. Если есть желание помочь Мастеру, помогите, пожалуйста, либо репостом, либо распространением ссылки на его сайт.

котокомп

Стальная роза. Глава 6 - продолжение

По-прежнему фиг выложишь пост с планшета (из приложения), приходится выкручиваться

Вторая аудиенция, которой принцесса спустя неделю удостоила супругов Ли, была несколько менее официозной.
Если в первый раз Яна видела шаблонную китайскую властительницу, невозмутимую и недосягаемую, словно порог небес, то сейчас принцесса Тайпин выглядела почти что нормальной женщиной. Эдакой милой полноватой тётушкой сорока с чем-то лет, собравшейся поболтать с соседками о житейских мелочах. Ну и что, что в роли соседок были сплошь княгини, принцессы и любимые наложницы особ царской крови? Самые знатные дамы империи тоже любили посиделки. Правда, предпочитали болтать не о мужьях и детях, во что их одеть и чем накормить, а об искусстве. Да, да. Принцесса Тайпин была хозяйкой самого настоящего светского салона, где зачитывались новые стихотворения, где любовались образцами каллиграфии "кайшу", где демонстрировались миниатюры художников ...и родовитых художниц. Разумеется, здесь и музицировали. А иногда устраивали приёмы в честь знатных иностранок, чаще всего жён послов... Тогда Яна ещё не знала, что принцесса всегда старается чем-то удивить гостей, предъявить на каждой посиделке некую изюминку. То заморскую диковинку вроде персидской статуи коня, то драгоценнейший ковёр, то индийских танцовщиц, а однажды, говорят, шокировала общество, предъявив совершенно чёрного человека из свиты какого-то знатного араба. Пришелице с далёкого запада предстояло стать такой же диковинкой для знатных гостей.
Впрочем, супруги в грязь лицом не ударили. На официальной церемонии, предварвшей дамскую посиделку, они преподнесли принцессе подарок - кованую хризантему. Яна чуть не рехнулась, пока делала это маленькое чудо. Справедливости ради стоит сказать, что ковала она этот цветок для рекламы нового направления в искусстве, а не для подарка. Но хризантема пришлась очень кстати.
- Какая прелесть, - принцесса хотела было достать цветок из ларчика, но передумала. Побоялась сломать. - Почтенный мастер Ли, это чудесно. Вы сумели передать в металле полное ощущение жизни.
- Благодарю, великая госпожа, - поклонился Юншань. - Но я не заслужил вашей похвалы. Такие цветы делает моя супруга. Это искусство передавалось в её роду четыреста лет.
- Вот как? - её высочество не без удивления взглянула на застывшую, словно изваяние, женщину. - Но я слышала, что народы дальнего запада, за небольшим исключением, столь высокого искусства не ведают. Мне как-то показали несколько вещей западной работы. Они грубы и примитивны. А здесь... Я боюсь прикоснуться к этому цветку, чтобы не нарушить его совершенства.
- Великая госпожа, моя жена больше трёх месяцев работала над ним. Смело берите его в руки, он не рассыплется.
Ярко подкрашенные губы принцессы сложились в лёгкую улыбку. Аккуратно вынув металлический цветок из ларца, она продемонстрировала его собравшимся дамам.
- Не буду скрывать, мне понравился ваш подарок, - сказала принцесса, осторожно передавая хризантему своей соседке. - Также не буду неискренней, если предположу, что моим дамам тоже захочется иметь такие украшения для дома. Ведь это действительно высокое искусство.
Дамы, молча или под тихий шёпот передававшие друг дружке стальной цветок, брали его сквозь спущенные рукава, дабы случайно не повредить вещь, принадлежащую принцессе. Одна из них, изящно поклонившись её высочеству, выразила полное согласие с её мнением. Разумеется, дамы восхищены и готовы приобрести вещь, подобную той, что вызвала удовольствие дочери императрицы. Юншань привычно скрыл довольную усмешку: за модные вещички знатные особы щедро платят, а жена прихватила с собой, кроме этой хризантемы, ещё несколько мелких поделок. Видимо, затраты на дорогу, притом в обе стороны, могут окупиться уже в ближайшие несколько дней.
- А теперь, - принцесса милостиво улыбнулась ему, - я вынуждена извиниться перед вами, почтенный мастер Ли. Правила наших собраний заведены давно, и они неизменны. Сейчас мужчины должны покинуть нас. Мы же останемся в чисто женском обществе, чтобы выпить лёгкого вина, украсить себя цветами, слушать музыку, веселиться ...и сплетничать о мужьях.
Дамы, прикрываясь рукавами, захихикали, а Яну ни с того, ни с сего бросило в жар. На девичник у принцессы она не рассчитывала. Хотя на ней было подаренное мужем праздничное светло-голубое платье, наёмная служанка оказалась большой мастерицей сооружать модные причёски, а украшения были подобраны в одном стиле, она сразу почувствовала себя не в своей тарелке. Конечно, в той, прошлой жизни она бывала приглашена на сабантуи в дома больших шишек, которым случалось устанавливать охранные системы, но тем шишкам до аристократов империи Тан - в смысле утончённости и приверженности целому сонму неписанных правил - было как до Луны пешком. Современники Яны в большинстве своём много о себе мнили, но мало что из себя представляли. А принцесса была наследницей трёх императоров и императрицы, не говоря уже о том, что на Нефритовом троне успели посидеть и её старшие братцы. Когда аристократизм в прямом смысле этого слова прививается с пелёнок, это чувствуется. Яна отчаянно боялась нарушить какие-нибудь неписаные правила и прослыть дурой. Такая слава ни к чему ни ей, ни Юншаню.
Для посиделок принцесса отвела большую залу, украшенную произведениями искусства ханьских и чужеземных мастеров. К удивлению, среди ханьских и корейских картин на шёлке Яна обнаружила на одной из стен тканый гобелен явно франкской или саксонской работы. На нём была с умилительным детским примитивизмом средневековых миниатюр изображена какая-то батальная сцена. Честно сказать, Яна даже не знала, распространено ли сейчас, в начале восьмого века от Рождества Христова, это искусство в Европе. Ну, раз гобелен висит в гостиной у танской принцессы, наверное, худо-бедно распространено. До фарфоровых ваз династии Мин тут по понятным причинам ещё не дошло, но в зале у кресла принцессы на постаментах стояли древние бронзовые трёхногие сосуды с длинными носиками. Что древние, это было понятно по пятнам прозелени на потемневших стенках. Похожие сосуды, но маленькие и ярко начищенные, стояли на низких столиках, приготовленных для гостей её высочества.
Молчаливые служанки принялись с поклонами провожать дам на отведенные для них места. И тут Яна подивилась предусмотрительности хозяйки салона: у столика, предназначенного для живой "диковинки с запада", лежала плоская персидская подушка. Принцесса учла даже такую мелочь, как физическую неспособность гостьи долго сидеть на пятках. А способность учитывать малейшие мелочи - свойство дипломата... Значит, правду говорят, что связями с заграницей ведает именно принцесса Тайпин, а не соответствующий чиновник при её матушке? Или это всего лишь досужие сплетни?
Тем не менее, Яна отметила, что подушек в зале было две. На одну усадили её. Для кого же предназначена вторая, если посиделка чисто женская? Может, переменчивым ветром судеб сюда занесло знатную византийку или персиянку? А может, какой-то североиндийский раджа ищет союза с империей Тан, и приехал в Чаньань с семьёй? А может, в гости приглашена принцесса новообразованного царства Бохай, с которым договор предписывает поддерживать дипломатические отношения? Хотя нет, бохайская принцесса наверняка в подушке для сидения не нуждается... Тогда кто?
Принцесса вошла в залу последней, неся в руках ларчик с подарком супругов Ли. Гостьи учтиво поклонились хозяйке. А та, поставив ларец на принесенный служанками столик, неспешно и очень величаво воссела в своё кресло, украшенное резными драконами.
- Сегодня у нас будет вечер философии, - дружелюбным тоном объявила она. - Я неточно выразилась. У нас будет вечер сравнения различных философий, и потому я пригласила двух гостий. Одна из них, госпожа Ли Янь Байхуа, уже здесь. Вторую я ожидаю с минуты на минуту, почтенная госпожа известила меня, что обязательно прибудет... Не стесняйтесь задавать вопросы, дамы, будьте проще. Это не официальный приём, и наших мужей здесь нет.
По рядам женщин снова прокатилась волна хихиканья, но и в самом деле обстановка сделалась немного более неформальной.
- Почтенная госпожа Ли Янь выглядит весьма необычно, - певучим голоском проговорила одна из дам. - Мы все видели светлоглазых, белых тюрок и светлых персов, но почтенная госпожа превосходит белизной кожи их всех. Можем ли мы узнать, откуда почтенная госпожа родом?
- Мой народ живёт западнее и севернее Хазарского каганата, почтенная госпожа, - с учтивым поклоном - даром, что ли, брала уроки хороших манер у старухи Чжан? - ответила Яна.
- Ах, так вы родом из варварской западной страны? - пискнула вторая, совсем ещё девчонка, но с причёской замужней дамы.
Женщины захихикали. А Яна, зная, что должна смеяться над собой громче всех, чтобы не попасть в неловкое положение, весело улыбнулась:
- На западе много стран, почтенная госпожа. Которую из них вы изволили упомянуть?
Смех сделался громче, а юная фрейлина покраснела от смущения и прикрыла лицо рукавом. Видимо, это её первая ассамблея, не привыкла ещё к словесным пикировкам. Зато Яна в похожем искусстве, вовсю практиковавшемся в бизнес-сообществе, собаку съела. Вот сейчас страх отпустил её. Главное - не выходить за рамки приличий, обозначенные принцессой, и стараться держаться с дамами уважительно. Тогда её примут в ближний круг. И мужу карьера будет обеспечена: уж что-что, а благоволение принцессы в Чаньани много значит.
Впервые за несколько лет перед Яной замаячила реальная перспектива карьерного роста. И она вцепилась в эту возможность обеими руками, мёртвой хваткой бизнес-леди.

Они едут сюда. Оба.
Купеческий обоз, уже второй за месяц, прибывший в Бейши по дороге из Тайюаня, привёз и почту. И сейчас Юншань держал в руках два похожих листка желтоватой рисовой бумаги. Ещё бы им не быть похожими - наверняка куплены в одной лавке.
Интересно было бы узнать, кто расстарался, чтобы и сын, и дочь одновременно пустились в путь? Вряд ли они сговаривались. Если Сяолан, как почтительная супруга, подчиняется воле мужа и свёкра, то что потянуло в дорогу Ванди? Он-то полностью в воле начальства. Неужели уже прошёл обучение и получил службу? Если так, то есть чем гордиться. Хорошего сына воспитал. Вон, после ханьских знаков начертал что-то на родном языке. Ничего, не в первый раз, жена переведёт.
Но каково совпадение, а? В прошлом году одновременно покинули дом, теперь одновременно возвращаются. Хотя, они и раньше вели себя так, будто от одного отца и одной матери рождены, даже не сговариваясь. Истинные брат и сестра.
Вечереет. Пора домой, показать семье письма. Жена обрадуется, конечно. Ради такого случая можно пропустить обычную посиделку в харчевне с мастерами. Разумеется, дочь будет жить в доме мужа, а сын - если ему предписано нести службу в Бейши - в казарме, но неужели они не навестят родительский дом? Навестят, конечно. Они хорошие, почтительные дети. Значит, нужно достойно подготовиться к встрече.
Что-то ещё вызывало беспокойство. Смутное, неясное, но неприятное. Что-то связанное с дорогой... Увы. Сегодня было много работы, Юншань очень устал. Болела голова, мысли ворочались в ней тяжело, словно круглые камни в стиральной бочке, которую обустроила жена. Да и возраст... Сорок лет уже, не юноша. Виски седеть начали.
При мысли о жене Юншань тонко и несыто усмехнулся. Уставать-то он в кузнице уставал, но по вечерам, отправив детей спать, они с супругой по-прежнему уединялись в своей комнате к обоюдному удовольствию. Он совсем перестал понимать своих подчинённых, мастеров, которые нечасто, но хвастались, как пользовали молоденьких служанок. Не так уж много было служанок у кузнецов. Сам-то он, как похоронил первую жену, недолго думая купил смазливую работящую девчонку. Потом, когда получил предписание ехать с семьёй в Бейши, продал дом вместе с подневольной прислугой, взяв с собой только старую Гу Инь с сыном. В дороге, само собой, пришлось поскучать в надежде прикупить на месте пленную степнячку. Но с той памятной встречи на дороге для него существовала только одна женщина. Женщина с запахом жасмина.
Однажды он в шутку спросил у жены, что ей в нём нравится больше всего. И получил ответ, по сей день греющий душу: "От тебя пахнет огнём и железом, любимый".
Огнём и железом... Даже если бы он сомневался в искренности жены насчёт её происхождения из рода кузнецов, этот ответ развеял бы все сомнения. Женщина старается - если у неё есть такая возможность - выбирать мужа, подобного её отцу. У Янь такая возможность была.
Почему-то снова вспомнился Ванди, но не крепким юношей, каким он был год назад, а одиннадцатилетним сорванцом. Незадолго до рождения Юэмэй он как-то улучил минутку и подошёл к нему с благодарным поклоном. "Спасибо тебе... отец". "За что?" - спросил тогда он. "Мама давно так часто не улыбалась", - ответил приёмыш. "Это не только моя, это и твоя заслуга, сынок..." Искренний, умный и удивительно честный мальчик. Почтительный сын. Ляншань старается быть похожим на старшего брата, это хорошо. Плохо, что старший променял наковальню на меч, но... Как сказала жена, узнав о решении Ванди уйти в армию: "Первый в нашем роду встал к наковальне, хотя сотни лет его предки пахали землю. Может быть, снова пришло время перемен, и от нашего сына пойдёт род воинов?" Любой ханьский мужчина на месте Юншаня посетовал бы на молодёжь, отбившуюся от рук и не чтящую заветы предков, но, помнится, он сам в возрасте Ванди пустился на поиски приключений, уйдя добровольцем в армию. Приключения-то он нашёл, это верно. До сих пор хромает. Но попытка была, и отменить этого не получится. Нечего попрекать молодца, если сам хорош.
Быть может, сыну удастся то, чего не удалось отцу?..
Ещё не перешагнув порог, Юншань уже знал, что его ждёт. Жена и малышня встретят его положенным по обычаю ханьским поклоном, а потом все разом повиснут у него на шее. Дочка будет тарахтеть о своих детских делишках, близнецы будут радостно пищать, а Янь... Они давно научились обходиться без слов. Достаточно будет взглядов.
Если семь лет спустя после свадьбы они остались друг для друга единственными, это дорогого стоит.

- Что высматриваешь? Бейши ещё далеко. Даже такому дылде, как ты, и даже с лошади, и то не разглядеть.
Юморок у десятника был типично армейский, в стиле "копать от меня до следующего дуба", но солдаты - существа простые. Чтобы поржать, вполне хватит и этого. Они и ржут. Только Чжан Бин не смеётся.
- Не теряю надежды, господин десятник, - лучший способ не стать вечной мишенью для насмешек - шутить над собой самому. - Родители говорят, я ещё расту.
- Смотри, не перестарайся, - десятник Ли сегодня был в благодушном настроении и дозволил словесные пикировки во время марша. Всё же веселее в пути, чем всю дорогу молчать, как рыба. - На тебя и так доспехи еле подобрали, а если ещё вытянешься, придётся делать особый заказ.

Снова ржут. Народ тут неприхотливый, что и говорить. И довольно своеобразно понимающий ханьские законы. Если учесть, что в их десятке всего двое ханьцев, это неудивительно. Сам десятник из тюрок-шато, давно живущих в империи. Чжан Бин и Лю Сяоху ханьцы, остальные либо кидани, либо уйгуры. В других десятках и северяне из мелких полудиких племён имеются, а недавно приняли на службу двух согдийцев и кипчака. Учитывая его самого, выходца из Европы, получается сплошной интернационал. Как и положено нормальной, ещё не загнившей империи... Да, десятник иногда позволял подчинённым некоторые вольности, но лишь в аптекарской дозе, дабы служивые считали его своим "батей", а дисциплина в итоге только укреплялась. Но никогда он не переступал черту, за которой начинались расхлябанность и панибратство. Впрочем, солдаты "батю" за то и ценили. Другим так с командиром не повезло, тем по три шкуры спускают.
Васька, Кот

Лето будет очень жарким

Оригинал взят у grey_croco в Лето будет очень жарким
Вдогонку к сегодняшней новости о блокаде Приднестровья. Другая сторона все понимает и готовится.

Российские снайперы начали тренировки в Приднестровье

Российские снайперы в Приднестровье приступили к тренировкам, отрабатывают действия малых тактических групп, сообщил начальник пресс-службы Западного военного округа полковник Олег Кочетков.

"В течение нескольких недель снайперам предстоит совершенствовать свои знания по огневой, тактической и специальной подготовке, отработать вопросы взаимодействия с малыми тактическими группами, а также повысить навыки по ориентированию, маскировке позиций, преодолению полосы минно-взрывных заграждений, наблюдению за "противником", обнаружению целей, уничтожению "противника" и скрытого отхода с занимаемых позиций" — сказал он.


В общем, лето ожидается очень жарким. Будут вовсю цвести акации, гвоздики, пионы и прочие цветочки. При этом, ожидаются грады и ураганы, временами переходящие в смерчи..


Васька, Кот

Сегодня был дождь...

...что не помешало людям прийти к зданию в Леонтьевском, 18.









Показательно, что ни одна либеральная тля вроде поца Каца ни слова не сказала по поводу Бузины. Впрочем, Кац занят, делает скромный гешефт на цветочках. А остальные? Не знают, что сказать? Боятся ненароком куснуть хозяев? Ждут команды и методичек?